Использование ЦК КПСС и КГБ религиозных организаций в антиконституционных целях


Выводы комиссии Президиума Верховного Совета Российской Федерации по расследованию причин и обстоятельств ГКЧП. 1992 год

Политика Коммунистической партии и советского государства по отношению к религии и церкви всегда носили двуличный характер. С одной стороны, в стране была провозглашена свобода совести и, начиная с 1918 года, издавались правовые акты, призванные обеспечить эту свободу. Эти акты признавали права верующих на объединение в религиозные организации, на исполнение религиозных обрядов, допускали, в установленных законами пределах, свободную деятельность конфессий. Однако, по сравнению с прошлым, эти акты весьма существенно ограничивали права и деятельность религиозных организаций. Так, уже декретом от 20 января 1918 года все религиозные организации были лишены права юридического лица.

С другой стороны, под прикрытием внешне демократических лозунгов и декларативно-разрешительных законов о свободе совести, проводилась другая, тайная политика, направленная на полное подчинение жизни и деятельности религиозных объединений основной, опять же тайной, цели аппарата КПСС — способствовать искоренению религии административно-принудительными мерами.

В связи с этим легальная программная задача КПСС — борьба с религиозными пережитками идейными средствами — пропагандой, просвещением, подъемом материального благосостояния народа и т.д…, что провозглашалось марксистско-ленинским учением, с самого начала существенно дополнялась, а затем была полностью подменена административными методами борьбы с религией, духовенством, верующими.

Конституции РСФСР и СССР неизменно провозглашали отделение церкви от государства, что означало, в частности, недопустимость вмешательства государства, его органов и должностных лиц в вопросы определения гражданами своего отношения к религии и в религиозную деятельность организаций верующих. Однако с помощью штабной политики, основанной на административно-принудительной и репрессивной деятельности ряда государственных органов, сформировался тщательно закамуфлированный институт партийно-государственного управления религиозной жизнью в стране. Он и стал проводить в жизнь тайную политику КПСС, нарушая принципы отделения церкви от государства.

Структурами этого института были: Политбюро ЦК КПСС, Отдел агитации и пропаганды ЦК КПСС, Совет по делам религий при Совете Министров СССР и КГБ СССР с его специальным «религиозным» подразделением.

Официальным государственным органом, осуществляющим, как было сказано в Положении о нем, контроль за соблюдением Конституции СССР и других нормативных актов по вопросам, относящимся к религиям, являлся Совет по делам религий. Он наделялся широкими полномочиями и был главным выразителем и проводником политики КПСС в религиозном вопросе. По наиболее важным идеологическим проблемам, связанным с религией и, преимущественно, атеистического характера, публичные постановления изредка принимал ЦК КПСС. Но главной «кухней», где подготавливались все необходимые материалы, прорабатывались идеи будущих официальных актов и акций ЦК КПСС и Правительства СССР по отношению к религии, был, несомненно, КГБ СССР. Это объяснялось прежде всего тем, что этот орган обладал уникальной и самой обширной информацией о положении и деятельности религиозных объединений и служителей культа как в СССР, так и за рубежом. Обладание информацией — это власть, недаром КГБ занимал в стране положение «государства в государстве».

Изучение даже незначительной части архива КГБ СССР дает полное представление о том, какими способами добывалась и как использовалась эта информация, укрепляющая власть КГБ в церковном мире и позволяющая ориентировать ЦК КПСС и Правительство СССР на принятие нужных и целесообразных, по мнению КГБ, решений. Основным способом получения информации являлось проникновение КГБ в церковную жизнь и подчинение этой жизни своему влиянию путем широкомасштабной вербовки агентуры и создания многочисленной сети осведомителей из числа священнослужителей и активных верующих. Эта работа, где применялись самые аморальные и, зачастую, насильственные методы, была начата еще в первые голы советской власти. Вот, например, письменное откровение на этот счет безымянного «помощника уполномоченного» СО ВЧК (См. «Приложение», (документ № 1)).

Со временем, оттачивая методы вербовки, КГБ уже не практиковал метод массового террора, акцент все больше смещался с кнута на пряник: КГБ методично, год за годом, отбирал, воспитывал, укреплял свои кадры, расширял круг своей агентуры и добился в этом деле огромных успехов. Архивы КГБ свидетельствуют, что агентами КГБ являлось большинство руководящего состава Русской Православной Церкви (Московский Патриархат), мусульманских, баптистских, адвентистских религиозных объединений, а так же представители многих других конфессий. (См. «Приложение»)

Священнослужители, не соглашавшиеся сотрудничать с КГБ, подвергались преследованиям и гонениям, нередко осуществляемым руками епископов — агентов, и не имели никаких перспектив для продвижения на любом поприще.

Таким образом сложилось совершенно уникальное в истории религии и церкви положение: многие почитаемые и авторитетные в религиозных кругах России и за рубежом служители культа были лишены возможности принимать активное участие в жизни общества, отправлены на периферию, почислены за штат и на покой в монастыри. А наиболее склонные к любому компромиссу, к сервилизму, равнодушные к судьбам церкви поставлены во главе администрации. Будучи завербованы КГБ, они стали послушными исполнителями воли и указаний этой «тайной полиции ЦК КПСС». Согласие руководства религиозных объединений на сотрудничество дало возможность организовать всестороннее руководство церковью чиновниками партийного аппарата. Примерно с конца 20-х годов высшая церковная иерархия смиренно принимала к сведению и исполнению все, рождаемые в недрах ЦК КПСС и КГБ СССР, законы и административные предписания, как правило, имевшие своей целью вред церкви, снижение ее роли и авторитета, сужение круга ее деятельности.

Значительная роль в официальном руководстве церковной жизнью отводилась Совету по делам религий при СМ СССР и его уполномоченным в республиках, краях и областях. Среди служащих этой системы было немало кадровых офицеров КГБ и людей из так называемого действующего резерва КГБ. Организатором и первым председателем Совета по делам Русской православной церкви был сотрудник Л.П.Берии генерал-лейтенант МГБ Георгий Григорьевич Карпов, а последним заместителем председателя Совета (до 1991 гола) — полковник КГБ Е. Милованов.

Свое безраздельное господство над церковью КГБ СССР реализовал в основном по четырем направлениям:

1. Поддержка на международной арене внутренней и внешней политики КПСС. Организация и проведение конгрессов, форумов, встреч в защиту миролюбивой политики Советского Союза. Безоговорочное осуждение мирового империализма и империалистических поджигателей войны. В архивах 4 отдела 5 управления КГБ обнаружено немало сообщений об успешных в этом плане поездках за рубеж агентов «Москвич», «Святослав», «Антонов», «Аббат», «Кузнецов», «Ремарк», «Батыров» и многих других.

2. Использование выезжающих за рубеж священнослужителей и религиозных деятелей для выполнения разведывательных заданий КГБ, а также для наблюдения и соответствующей обработки зарубежных религиозных деятелен, совершающих поездки в СССР.

3. Управление внутренней жизнью религиозных объединений в СССР, особенно в области подбора и расстановки кадров служителей культа.

Органами КГБ снимались и назначались служители культа, переводились на службу в другие регионы страны, направлялись на учебу в зарубежные богословские учебные заведения.

КГБ СССР вплоть до последнего времени через многих своих агентов ориентировал и направлял религиозные объединения на участие в политике, на поддержку одних политических деятелей и компрометацию других, организовывал выпуск различной «неофициальной» литературы с целью формирования в религиозных кругах определенного общественного мнения.

4. Организация уголовного и административного преследования священнослужителей и верующих, не подчиняющихся требованиям КГБ и отстаивающих свое мнение по вопросам общественно-политического положения в стране и в религиозной жизни. Вот, например, выписка из отчета об итогах организационной и агентурно-оперативной деятельности 4 отдела 5 управления КГБ СССР за 1982 год: «…В настоящее время по стране за конкретные преступления отбывают наказание 229 церковников и сектантов (в 1981 голу было 22). Кроме того, 18 человек находятся в ссылке (в 1981 голу — 24). Органами КГБ на враждебных элементов из этой категории граждан велось свыше 2500 дел оперативного учета (в 1981 голу — 2225)…».

Таким образом, КГБ СССР в нарушение установленного Конституцией СССР отделения церкви от государства осуществлял постоянное вмешательство в дела церкви с целью подчинения религиозных объединений и служителей культа политике КПСС и постепенного низведения религиозных организаций до роли одной из общественных структур, обслуживающих тоталитарную коммунистическую систему, руководимую аппаратом ЦК КПСС. При этом КГБ использовались приемы и методы работы с духовенством и верующими, неприемлемые даже по отношению к закоренелым преступникам и шпионам.

В заключение комиссия считает необходимым отметить, что трансформация церковных организаций в агентурные центры, помимо нарушения Конституции и законодательства Российской Федерации содержит в себе еще и опасность использования этих организаций в условиях политической нестабильности для открыто антиконституционных действий. Признаком реальности такой опасности стал визит Председателя вышеуказанного издательского отдела митрополита Питирима (К.Нечаева) к объявленному Президентом России вне закона государственному преступнику Б.К. Пуго 21 августа 1991 года.

Для устранения опасности использования церковных организаций в антикоммунистических целях необходимо сделать невозможным дальнейшее их функционирование в качестве центров агентуры служб госбезопасности, противоречащее принципу отделения церкви от государства. Комиссия считает необходимым внести соответствующие поправки в законодательство, воспрещающие использование работников религиозных объединений в оперативно-розыскной деятельности спецслужб. Комиссия рекомендует религиозным объединениям внести в свои канонические и гражданские уставы соответствующие запреты на тайное сотрудничество с органами государства всем ответственным сотрудникам указанных объединений, а также изучить деятельность своих органов управления и международных отделов в свете соответствия принципу отделения Церкви от государства.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Глеб Якунин, Документы, История, КГБ, Россия с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s