КГБ – тайный мотор перестройки


Первым, кто почувствовал близкий развал коммунистической системы, была агентура КГБ. Начиная с середины 80-х гг. она сигналила о том, что система движется к краху. Настораживали сообщения о том, что  органы КГБ ослабили давление на преступные группы. Фактически отдельные элементы КГБ начали создавать совместные предприятия и стали действовать по неписаным законам подпольного мира.

Это коснулось и Службы внешней разведки КГБ (Первое Главное управление). На первых порах разведчики считали, что широкая международная коммерческая деятельность российских фирм, особенно по линии Торгово-промышленной палаты, усилит неофициальные «крыши» зарубежного присутствия КГБ. Однако вскоре зарубежная разведывательная деятельность КГБ стала использоваться для личного обогащения.

Когда в стране появилась прослойка новых собственников с их громадными неучитываемыми средствами, у сотрудников КГБ появилось желание обеспечить себе близкие к уровню жизни новых богачей условия существования. Оставалось мобилизовать властные ресурсы, профессиональные навыки и внутрикорпоративные связи. Получить в управление значительную собственность для «коммерсантов из КГБ» не составило труда.

Наш материал о том, как создавался новый вид «теневой экономики», и об отдельных процессах и некоторых механизмах проникновения коррупции в советские спецслужбы.

Схема увода денег партии

Самыми могущественными организациями в истории СССР были Международный отдел (МО) ЦК КПСС и Управление делами (УД) ЦК КПСС. Они занимались всем: от многомиллиардных сделок до тривиальных убийств. Подделывали банкноты, паспорта, печати, чековые книжки, сертификаты. Имели свой аппарат нелегальной разведки, дирижировали террористическими и преступными организациями за рубежом, разжигали войны и этнические конфликты. Осуществляя дерзкие операции, МО и УД ЦК КПСС опирались не только на КГБ и ГРУ. Бывало, что и тем кое-что знать не полагалось. Для этого в распоряжении Управления делами имелась специальная оперативная группа (спецподразделение «Зет»). Это было дитя Специальной службы стратегической разведки, сохранившейся фрагментарно как инструмент личной власти со времен И. Сталина.

Группа имела во много раз больше прав и полномочий, чем КГБ. Создал ее в свое время еще Ленин для борьбы с ЧК и аппаратом. При Сталине эта спецгруппа имела право врываться в кабинет любого номенклатурщика и, зажав ему нос пассатижами, требовать чистосердечного рассказа о своих преступлениях. В те годы даже министры безопасности не были уверены, что их в любой момент не выволокут в наручниках во двор и не расстреляют.

Когда стало ясно, что судьба партии и страны предрешена, в Управлении делами ЦК КПСС не сидели сложа руки. Партийные деньги нужно было пристраивать в надежных местах. Это ведь не коробка из-под ксерокса – в багажник «Волги» не сунешь, да и не чугунок с монетами – в огороде не зароешь. Вывоз золотого запаса из страны был поручен спецподразделению «Зет». Считалось, что болтунам из КГБ доверять нельзя. Запросто могут наколоть.

Действовали в соответствии со сценарием партийной приватизации, который разработали в свое время опытные люди, близкие к советскому руководству.

Вспомнили, что большевики, придя к власти, первым делом перевели при помощи Александра Парвуса царскую казну в западные банки: Троцкий – 80 млн. долларов, Зиновьев – 75 млн. франков, Ленин – 70 млн. франков, Дзержинский – 75 млн. франков.

Позднее Арманд Хаммер предложил создать в ряде капиталистических стран с щадящим налоговым законодательством подставные акционерные общества (АО), занимающиеся посреднической деятельностью. В роли акционеров должны были выступить доверенные лица. В банках стран базирования АО на их имена были открыты счета, на которые были положены соответствующие суммы. В качестве доверенных акционеров были задействованы опера КГБ, имеющие опыт работы в резидентурах. В новые условия коррумпированных отношений оперативники КГБ пришли, зная необходимые для этого механизмы. Отрабатывали их в ходе операций по финансовой подпитке зарубежных коммунистических партий. Они лучше других владели умелым уходом от слежки, использованием посредников, подставных фирм, моментальных встреч, тайников и контейнеров.

И уже при Роберте Максвелле на территории СССР были созданы совместные предприятия, позволяющие иметь доступ к указанным вкладам (см. «АН» № 26(60) от 28 июня 2007 г.).

Нелегальные финансовые операции КГБ

В конце 80-х гг. структуры КГБ попытались взять под негласный контроль создаваемые экономические структуры. Каждой крупной коммерческой организации были предложены офицеры КГБ. Предприниматели рассказывали, что взаимодействие с КГБ складывалось почти у всех одинаково. Схема простая и практически для всех одна и та же. Сначала рэкет, усиленное давление, потом предложение КГБ помочь и создание службы безопасности предприятия, в которой руководящая роль принадлежит бывшим кураторам из КГБ. Затем происходило проникновение офицеров КГБ в руководство фирмы в качестве новых совладельцев. На этом независимость предприятия заканчивалась. Как правило, на первых порах у таких организаций возникали какие-то финансовые проблемы. Однако вскоре, после того как коммерческое предприятие соглашалось на «вербовку», оно вдруг начинало получать совершенно фантастические льготы, лицензии: на алюминий, цинк, медь, на томатную пасту. А затем «ангажированная» фирма, в которой произошла такая смена собственника, стремительно разворачивалась на рынке.

Партия содействовала процессу перестройки экономики. В январе 1987 г. по настоянию ЦК КПСС было отменено ограничение во внешней торговле. Предприятиям и иным юридическим лицам было разрешено продавать за рубеж дефицитные товары: продовольствие, сырье, электроэнергию, золото, химические товары и так далее. Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от сентября и октября 1987 г. уже давались директивные указания о продаже «в обязательном порядке» дефицитов за рубеж. В 1988 г. КГБ было поручено создание капиталистических структур, коммерческих структур, смешанных предприятий. Всего же до середины 1990 г. одна только ТПП участвовала в создании примерно 500 совместных предприятий.

Таким образом, опыт финансовых операций у КГБ имелся. В результате в августе 1991 г. выяснилось, что произошло одно из самых крупных криминальных преступлений ХХ века. Деньги КПСС бесследно исчезли. Их вовремя пристроили, естественно, не без участия КГБ. Радикальные демократы потребовали назвать имена партийных функционеров, погрязших в коррупции, но было поздно. Последовала череда загадочных «самоубийств» ряда чиновников: 26 августа 1991 г. выбросился из окна Управделами ЦК КПСС Николай Кручина; 6 октября – его преемник Георгий Павлов; через 11 дней – Дмитрий Лисоволик – завсекцией США Международного отдела ЦК КПСС. Всего с августа по октябрь 1991 г. на территории бывшего СССР произошло 1746 таинственных самоубийств бывших партийных функционеров и создано почти столько же совместных предприятий.

Следствием были обнаружены в архивах ЦК КПСС секретные расписки: «…я, член КПСС, обязуюсь хранить доверенные мне средства партии до…». Было выявлено около 600 банковских счетов внутри страны и почти 500 за ее пределами. В 1992 г. Егор Гайдар заключил сенсационный контракт с частным детективным агентством «КРОЛЛА» из США для сбора информации о денежных активах и фондах россиян за рубежом. Через три месяца американцы представили Гайдару отчет, который затем бесследно исчез. В списке счетов фигурировали около 30 всем известных политических деятелей.

Благодатная почва для шпионажа

Наблюдая за событиями, происходившими в СССР, аналитики ЦРУ адресовали своим региональным резидентурам шифрованные задания, требующие усилить акции по развалу Союза, раздуванию сепаратизма, по развязыванию гражданской войны, по установлению внешнего контроля над Советской армией. В начале 90-х гг. из Лэнгли в московскую резидентуру поступило незамысловатое указание в виде Инструкции. В ней говорилось о том, что в настоящее время главными объектами для вербовочных подходов являются руководители субъектов Федерации, обладающие законодательной властью на местах. На втором месте в этом списке стояли представители т.н. противовеса этой власти. Имелся в виду бюрократический аппарат современной России, способный при определенных условиях свести на «нет» любое начинание реформаторов. На третьем месте стояли «олигархи», на четвертом – «питерские» представители на местах, на пятом – «силовики», на шестом – РПЦ и на седьмом – СМИ. Представители технической интеллигенции, науки, культуры и «народа» в этом списке отсутствовали. Видимо, не доработали, а может, «не сочли». Вместо них рекомендовалось использовать неограниченные возможности для оказания помощи различным политическим партиям и общественным организациям с целью успешного продвижения в российские структуры власти, управления и в силовые ведомства своих агентов влияния.

Источник: Informacia.ru

Реклама
Запись опубликована в рубрике Аналитика, История, КГБ, СССР с метками , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s