Стычка Василия Шилюка с КГБ в сухумской церкви


Весной 1979 года я несколько месяцев работал в городе Сухуми, Грузия. В марте месяце, в Сухуми приехал с визитом президент Объединения баптистов Западной Европы Герхард Класс. Мы, группа верующих, которые добивались выезда из СССР по религиозным мотивам, обратились к Г. Классу с вопросами об эмиграции. Он ответил, что не знаком с положением дел в этой области, но через несколько недель в Сухуми из Соединенных Штатов приезжают президент Ассамблеи Божьей Томас Зиммерман и его заместитель по Восточной Европе Боб Мякиш. Они владеют информацией по данному вопросу, и Г. Класс посоветовал нам обсудить с ними наши эмиграционные проблемы.

Но, добавил он, их будут сопровождать представители пятидесятников из ВСЕХБ – Петр Шатров из Москвы и Сергей Николаев из Ленинграда. Г. Класс сказал далее, что беседовать с Зиммерманом, надо втайне от Шатрова и Николаева, поскольку они работают для КГБ. «Если будете говорить в их присутствии, то у вас будет много неприятностей». Через две или три недели Томас Зиммерман и Боб Мякиш в сопровождении П. Шатрова и С. Николаева прибыли в город Сухуми.

К этому времени по настоянию КГБ нам работы больше не дали и люди, которые работали вместе со мной уехали на Украину, домой, а я остался, чтобы как-то забрать заработанные нами деньги. По приезду в Сухуми Томаса Зиммермана и Боба Мякиша, мы группа, как нас называли тогда «эмигрантов», решили, что нам надо обязательно обсудить с ними интересующие нас вопросы. Даже если за это придется пострадать в будущем.

Для ознакомления иностранных гостей с достопримечательностями Грузии мы организовали поездку в горы, на озеро Рица. Во время поездки нам удалось сделать так, чтобы Томас Зиммерман с женой ехали в машине Павла Мегедюка, который был одним из верующих, подавших заявление на эмиграцию по религиозным мотивам. Охранять Томаса Зиммермана КГБ поручило Сергею Николаеву, и он сел на переднем сидении рядом с П. Мегедюком. В пути П. Мегедюк начал левой рукой, со стороны двери автомобиля, передавать Зиммерману, втайне от Николаева, материалы о преследованиях верующих. С. Николаев увидел это и в ультимативной форме потребовал забрать переданные материалы, угрожая большими неприятностями. П. Мегедюк ответил, что он находится в своем автомобиле, а не в кабинете Николаева в КГБ. Но часть материалов Мегедюк не успел передать. Позднее П. Мегедюк передал Зиммерману остальные материалы. Это произошло во время остановки, в туалетной комнате. На всем пути машину П. Мегетюка сопровождала машина КГБ. На следующий день в воскресенье Т. Зиммерманн встретился с нами в церкви. После службы верующие окружили Зиммермана плотным кольцом и стали говорить о нашем положении, о том, что на многих верующих открыты уголовные дела. Николаев требовал прекратить разговор с Зиммерманом, а когда увидел, что ему никто не подчиняется, открыто включил магнитофон, который был в его нагрудном кармане и сказал: – «теперь можете говорить все, что хотите». Он рассчитывал, что мы испугаемся включенного магнитофона, но мы были готовы на все и стали рассказывать, как власти обращаются с пятидесятниками, подавшими заявления на выезд. Тогда Николаев схватил Зиммермана за руку и потащил его к машине. Затем он открыл дверь машины и толкнул Зиммермана на сидение. На этом наша встреча была окончена.

На следующий день Зиммерман и Мякиш уезжали из Сухуми. Их отвозил в аэропорт тот же Павел Мегетюк, в машине вместе с Зиммерманом сидел С.Николаев. Возле аэропорта, Николаев приказал ехать под запретный знак. Тут же машина была остановлена милиционером, но когда Николаев показал ему свое удостоверение, милиционер отдал честь и разрешил ехать дальше. Через неделю я вернулся домой в город Ровно, Украина. Дома меня ждала повестка с приказом явиться в КГБ. Обычно нас вызывали в ОВИР, где с нами, пятидесятниками, подавшими заявления на эмиграцию, проводили беседы. На этот раз вызов был в КГБ и я понял, что меня вызывают по особенному делу. Меня расспрашивали о встречах с иностранцами, интересовались, где я работаю, говорили, что я занимаюсь антисоветской деятельностью. Через два дня меня опять вызвали в КГБ, и опять разговор был о моей антисоветской деятельности.

Через день на троллейбусной остановке ко мне подошел сотрудник КГБ Шевченко. Я ему сказал, что я знаю, что он записывает весь разговор на спрятанный магнитофон, и спросил, что его конкретно интересует. Он ответил, что его интересуют наши встречи в Сухуми, что КГБ получил много информации об этих встречах и Шевченко поручено разобраться. Шевченко сказал, что это ваши братья пятидесятники прислали на вас материал. Я ему ответил, что это не наши братья, это его сотрудники. Он улыбнулся и говорит: «так о чем же вы разговаривали с иностранцами?». Я ответил, что мы говорили о том, как уехать от вашей советской власти. На этом наша беседа окончилась. В 1982 году я был осужден к трем годам лишения свободы за антисоветскую пропаганду и агитацию.

Через несколько лет, когда я уже был постоянным жителем Канады, во время поездки во Флориду, я неожиданно узнал, что участник описанных событий, разоблаченный как агент КГБ, Сергей Иванович Николаев иммигрировал в Соединенные Штаты, по всей вероятности со статусом беженца и в настоящее время проживает в г. Майями, Флорида.

Василий Шилюк Узник совести бывшего СССР Канада

Реклама
Запись опубликована в рубрике ВСЕХБ, Василий Шилюк, КГБ с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s