Баптисты против Советов: церковная свобода без компромиссов


15 июля 2007 года умер Геннадий Крючков – один из самых мужественных христианских лидеров, не смирившихся перед репрессивной машиной коммунистического государства. В наше время морального и религиозного релятивизма и оппортунизма Крючков и Совет церквей евангельских христиан-баптистов, в создании которого он сыграл громадную роль, остаются редкими и до сих пор невостребованными примерами глубокой веры, принципиальности и смелости.

Советская политика в религиозной сфере был наполнена противоречиями и самыми удивительными ситуациями, которые были бы не возможны в нормальном свободном демократическом обществе. Иногда, совершенно невозможно понять за какой прибылью строители коммунизма устраивали какую-нибудь невероятную операцию.

В рамках Всесоюзного совета евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ) усилиями советских чиновников из Совета по делам религий и органов госбезопасности были объединены верующие, которые никогда не могли бы представить себя в одном союзе. Ради создания лояльного союза власти заставили пятидесятников отказаться от омовения ног, говорения на иных языках и пророчеств. А христиане в духе апостолов (единственники), верящие в крещение только в Иисуса Христа и отрицающие догмат о Святой Троице, при вступлении во ВСЕХБ отказались от своего вероучительного принципа и стали также крестить во имя Отца и Сына и Святого Духа. Властям удалось соединить вместе баптистов и евангельских христиан, которые с начала ХХ века не могли договориться о единстве, несмотря на богослужебные разногласия и различия в устройстве церквей. При этом, заставляя отказываться от своих убеждений, советская власть еще и запрещала проповедовать.

Одним из самых мощных движений, возникших в России, и противопоставивших себя этому советскому театру абсурда, стал Совет Церквей евангельских христиан-баптистов – церковь верующих, которые отказывались от регистрации в органах власти и которых часто называют баптистами-инициативниками или реформистами. Олицетворением этого движения и его руководителем стал Геннадий Константинович Крючков. Он родился 20 октября 1926 года и умер 15 июля 2007 года.

История разделения ВСЕХБ началась в начале 1960 году, когда все старшие пресвитеры ВСЕХБ получили «Инструктивное письмо» от Совета союза. Письмо было инспирировано советской властью, с целью ещё большего подавления религиозной активности членов общин ВСЕХБ. В письме были чётко выражены принципы, противоречащие протестантскому образу мыслей. Запрещалось миссионерство, религиозное просвещение и любые формы религиозной активности помимо участия в богослужении. Старшим пресвитерам предписывалось прекратить привлекать в общину новых членов, не увлекаться проповедями, сдерживать «нездоровые миссионерские проявления», не вести работу за пределами общины, сократить крещение молодёжи, не крестить школьников, студентов, солдат, категорически не допускать на собрания детей дошкольного и школьного возраста и т.д. В инструкции содержались буквально следующие слова, которые могли естественным образом возмутить любого верующего: «В прошлом некоторые наши общины нарушали Советское законодательство о религиозных культах только потому, что плохо его знали. Так, были случаи крещения людей моложе 18 лет, оказания материальной помощи из общинной казны, проведения занятий по изучению Библии и других тематических собраний, допускалась декламация стихов, для верующей молодежи устраивались экскурсии, создавались кассы взаимопомощи, проводились встречи проповедников и занятия с руководителями хоров… Все это необходимо теперь из нашей деятельности исключить и привести ее в соответствие с существующим законодательством».

Выполняя задание властей, высшее руководство ВСЕХБ попыталось действовать через старших пресвитеров, однако многие не подчинились указаниям письма. Большую роль в противодействии руководству ВСЕХБ сыграло давно копившееся недовольство со стороны членов союзных баптистских общин тесным и лицемерным сотрудничеством с государством. Кроме того, движение протеста внутри ВСЕХБ было поддержано существовавшими в ту пору независимыми нелегальными общинами баптистов, не входивших ни в какие союзы. По словам Г. Крючкова, уже с 1956 года Господь начал открывать братьям путь выхода Союза ЕХБ из кризиса, в котором он оказался (Вестник Истины, №3, 1996, с.4).

Официально инициативное движение зародилось 13 августа 1961 года, когда инициативная группа заявила протест московскому руководству. В нем в резких выражениях говорилось о том, что в уставе 1960 года отражаются антиевангельские принципы. Авторы протеста писали: “В наши дни деятели ВСЕХБ являются исполнителями воли Сталина”. В апреле 1961 года в Узловской церкви (Тульская область) была организована так называемая Инициативная группа по созыву съезда. Первое совещание Инициативной группы прошло в Москве 10 августа 1961 года, в нем участвовали всего 4 человека. С первым посланием Инициативной группы о созыве Съезда ЕХБ участники этого совещания разъехались по стране для обсуждения этой проблемы на местах. С начала руководителями инициативного движения были А. Ф. Прокофьев и его помощник Борис Здоровец. После их ареста в 1962 году группу возглавили Геннадий Крючков и Георгий Винс (Винс вскоре после этого был осужден, а затем и выслан после протестов мировой общественности прямо из лагеря в Америку). Инициативники выражали своё недовольство по поводу действий руководства ВСЕХБ и добивались проведение всесоюзного съезда, что не было предусмотрено Положением о ВСЕХБ 1944 года. Когда неоднократные обращения во ВСЕХБ не принесли результата, группа начала действовать самостоятельно и разослала во все общины свои послания критического содержания. Инициативная группа предлагала всем не отступившим вместе со ВСЕХБ от истины отделиться от Союза. В феврале 1962 года инициативная группа образовала Оргкомитет по созыву съезда, который неоднократно обращался с ходатайствами в Совет по делам религий при Совете Министров СССР. 25 февраля 1962 года Оргкомитет инициативников выступил с предупредительным посланием к руководству ВСЕХБ, дав ему время на размышление. Однако 2 июня 1962 года ВСЕХБ ответило открытым письмом, в котором говорилось, что действия инициативников инспирированы «врагом Божиим». После этого Оргкомитет Протоколом № 7 отлучил руководство ВСЕХБ от церкви. Этот протокол подписали Г. К. Крючков, А. А. Шалашов и Н. Г. Батурин.

К 1965 году к образованному инициативниками Союзу церквей ЕХБ (СЦ ЕХБ) отошло от ВСЕХБ около 100 общин, то есть более 10 тысяч верующих. 39-й всесоюзный съезд ВСЕХБ, состоявшийся в октябре 1966 году, не смог изменить ситуацию. Несмотря на отмену Инструктивного письма, на принятие другого Устава Союза, на фактическое покаяние и признание ошибочности подчинения напору властей в 1961 году руководителями официального Союза ЕХБ, СЦ ЕХБ заявил, что сотрудничать с ВСЕХБ — значит сотрудничать с атеистами. В 1966 году Яков Жидков выступил перед съездом ВСЕХБ и просил простить его за участие в подготовке устава 1961 года и секретной инструкции, однако инициативники на уступки не пошли. Инициативный союз начал жить самостоятельной жизнью и категорически отказывался регистрировать свои общины. В качестве воплощения своего стремления к проповеди, СЦ ЕХБ издавал и издает литературу, которую инициативники распространяют бесплатно, организуя евангелизационные палатки.

В мае 1966 года инициативники устроили публичную демонстрацию в Москве перед зданием ЦК КПСС, чтобы привлечь к себе внимание властей, за что все ее участники, в том числе Геннадий Крючков и Георгий Винс были арестованы. Наиболее известные служители СЦ ЕХБ (фактически все руководство), за которыми постоянно следила милиция и органы безопасности, переходили на нелегальное положение и разъезжали по стране, посещая и окормляя общины. За обучение детей, издание литературы и проведение молитвенных собраний органами безопасности было репрессировано около тысячи человек. Люди, входящие в Совет Церквей, привыкли проводить молитвенные собрания в лесах, пустырях и других безлюдных местах, скрываясь от чужого взгляда. За годы советской власти общины инициативников приобрели замкнутый характер. Пасторы оберегали членов общины не только от карающих действий государства, но и от влияния светской культуры. Контролировалось практически все: манера поведения и стиль одежды. Жесткие нравственные нормы и внимательное отношение к соблюдению всех требований Совета Церквей братьями по общине резко отличало инициативников от союзных баптистов.

Непримиримая позиция инициативников вызвала гонения на них со стороны властей. Совет Церквей породил множество бескомпромиссных мучеников за веру, не желающих подчиняться диктату государства. В Ташкенте один из лидеров инициативников Николай Храпов, отсидевший до того за веру 25 лет, в 1961 году получил еще один семилетний срок. Он печатался в самиздатовском журнале «Вестник Спасения». В Барнауле (Алтайский край) был жестоко замучен пресвитер Николай Хмара. Именно после его смерти в 1963 году был создан совет родственников заключенных, связанный с именами Лидии Винс и Галины Рытиковой. За годы существования Совета Церквей около 30 братьев умерли в заключении и среди них Н. П. Храпов, Б. Т. Артющенко, Я. Ф. Дирксен и И. М. Остапенко. В тюрьме содержали и глубоких стариков из числа инициативников (С.Т. Голева, П.А.Серебренникова). После тюрьмы снова работали в братстве П. Ф. Захаров, Н. Г. Батурин, поэт Николай Мельников и другие.

Баптисты-инициативники быстро стали частью общего диссидентского движения Советского Союза, одним из первых проявлений протеста против советской системы. Инициативники стали поддерживать постоянные контакты с правозащитниками. В 1976 году, сразу после создания Московской Хельсинкской группы, баптисты обратились в группу с жалобой на отобрание детей у верующих родителей. МХГ выпустила по этому поводу документ «О преследованиях религиозных семей». 5 декабря 1976 году сын высланного из СССР пастора Г. Винса Петр Винс с группой молодежи принял участие в традиционной демонстрации правозащитников на площади Пушкина в Москве. Они бросили А.Д. Сахарову, зажатому в кольцо дружинников, букет красных гвоздик. В 1977 году Петр Винс стал членом Украинской Хельсинкской группы.

Вплоть до 1988 года СЦ ЕХБ действовал нелегально. Геннадий Крючков открыто выступил на съезде СЦ ЕХБ лишь в 1989 году в Ростове-на-Дону. До этого момента верующие опасались новых гонений и считали, что пришла лишь временная показная свобода. По словам одного из соратников Крючкова – Михаила Хорева, который выступал на его похоронах в Узловой (Тульская область), Крючков жил «в небольшом незаметном доме на чердаке с 1970 по 1989 год. Я там был у него. С ним 4-5 сестёр, занятых издательской работой. А у него 9 детей! Его дочь вчера на похоронах сказала: «Я завидовала тем детям, у которых отцы в тюрьмах. Их можно повидать, приехав на свидание. А нам нельзя – слежка. Они-то полагали, что мы поедем к отцу». Кое-кто уезжает за границу, эмигрирует туда, где лучше. Но надо быть там – где нужнее, где Бог поставил. Брань великая, начатая в 1961 году, не закончена. Но, как начал её Бог, Он и доведёт её до завершения».

Именно благодаря Геннадию Крючкову, СЦ ЕХБ и после перестройки и после распада Советского Союза сохранился в качестве чрезвычайно консервативного, закрытого от мира и отрицающего регистрацию в органах власти движения. В 1990-е годы новообращенные стали приходить в общины также как и в советское время за счет проповеди на улицах, в школах и больницах и раздачи бесплатных Библий и журналов СЦ ЕХБ в евангелизационных палатках. Совет Церквей развернул широкую миссионерскую кампанию в большинстве регионах России, появилась даже своя национальная миссия среди народов Крайнего Севера.

Сталкиваясь с либеральными и модернизированными (как в идеологии, так и в методах работы) американскими евангелическими миссиями и проповедниками, инициативники испытывают недоверие и неприязнь к западным миссиям в целом. Они даже боятся посылать своих представителей учиться заграницу. По убеждению инициативников, западные протестанты связаны с развратной культурой, процветающей в этом мире. В то же время с некоторыми консервативными западными организациями инициативники сотрудничают. Например, с западногерманской миссией Fridenstimme, которая приглашает инициативников на свои конференции и помогает литературой. По той же причине инициативники отрицательно относятся к экуменическому движению.

Отличительной чертой последователей СЦ ЕХБ осталось и до сих пор неприятие всяких контактов с государством и вмешательства в какие-либо политические вопросы, потому что, по их мнению, это обязательно поставит верующих перед проблемой подчинения беззаконным, если не безбожным, требованиям государства. Баптисты Совета Церквей считают, что ВСЕХБ был создан именно с помощью властей на основе преступного соглашения тех братьев, которых специально для этого освободили из тюрем. Инициативники с советского времени не допускают для своих общин государственной регистрации. У них сложилась твердая уверенность, что это средство нажима государства на общину. Отделению от мира способствовала и другая черта, доставшаяся от советского периода. Буквально с 1961-го года инициативникам приходилось соблюдать конспирацию и прятаться от властей. Для того, чтобы укрепить свою уверенность, укрепить простых верующих, обыкновенных трудящихся, которых поддерживала вера в Бога, в инициативниках вырабатывалось убеждение, что только они живут истинной жизнью по Слову Божию, а сотрудничество с властями и с миром низко и недостойно для христианина. Это было необходимо для жизни в подполье, на нелегальном положении, а также, что, вероятно, самое главное, для того, чтобы выдержать гонения со стороны властей. Многие специально шли на конфликт с представителями милиции и садились в тюрьму по несколько раз. Сейчас инициативники заявляют, что они готовы к новым гонениям, если таковые последуют. Некоторые из них не ожидают их и не стремятся к ним, а другие говорят, что слишком долго затянулось перемирие с властью.

Отказ от регистрации в органах власти приобрел мистическое богословское значение для деятельности церкви. То же самое произошло и в другом протестантском движении, которое отказалось от регистрации, в Объединенной Церкви христиан веры евангельской (пятидесятников). Нерегистрированные пятидесятники начали организацию своего союза еще в конце 1940-х годов на Украине, а в России организованное нерегистрированное братство в лице ОЦ ХВЕ во главе с русским епископом Иваном Федотовым стало активно действовать с начала 1970-х годов. Если Геннадий Крючков 18 лет скрывался на чердаках у верующих, не видя семьи, то Иван Федотов отсидел за веру в общей сложности 18 лет. В ОЦ ХВЕ, как и в СЦ ЕХБ, считается, что церковь – это духовная сущность, а поэтому ее регистрация является вмешательством во внутреннюю жизнь церкви и свидетельством обмирщения. Однако в отличие от СЦ ЕХБ, где вопреки воле руководства осмеливались регистрироваться единицы, Церковь Федотова в 1990-е годы нашла свой выход — стала целенаправленно регистрировать миссии при церквях.

Религиозная свобода, которая стала доступна верующим с конца 1980-х годов, радикально изменила судьбу многих религиозных объединений: ВСЕХБ фактически распалось, на его месте появился Союз баптистов, Союз пятидесятников и самостоятельные евангельские союзы, независимые от Союза баптистов. Можно было ожидать, что и Совет Церквей ЕХБ под руководством Геннадия Крючкова также выйдет из подполья и начнется новый этап в истории инициативного движения. Однако открытие крючковского СЦ ЕХБ миру произошло лишь частично. Инициативники стали свободно вести свою миссионерскую деятельность, при том что, как прежде — в советское время, периодически возникали конфликты с союзными баптистами, недовольными критикой в свой адрес и переманиванием верующих, и с властями, которые, как и при Брежневе безуспешно старались контролировать собрания людей в частных домах. Можно сказать, что вплоть до сегодняшнего дня либерализация ни в каком смысле не коснулась СЦ ЕХБ. Благочестивый христианин все также должен бежать от лежащий во грехе мира и неправедной светской власти. В постсоветский период инициативники неизбежно переосмысливали историю баптистов советского периода, причем, образ ВСЕХБ в глазах консерваторов старой закалки приобретал еще более зловещие очертания. Инициативники не признают никаких съездов ВСЕХБ и поэтому считают, что свободного съезда баптистов не было с 1926 года («Вестник Истины», №3, 1996, с.4). А съезд, на котором было объявлено о создании ВСЕХБ, в журнале баптистов Совета Церквей описывается следующим образом: «…власть предержащие из своих соображений разыскали в тюрьмах уцелевших служителей, освободили их и предложили: создавайте духовный центр. Те согласились и объявили: Союз организован!…а инициатором был не Господь и не дети Божьи» («Вестник Истины», №3, 1996, с. 29-30). С одной стороны, в 1990-е годы инициативники переманивали верующих из Союза баптистов, который они и сейчас считают наследником преступного ВСЕХБ. В связи с резкой критикой со стороны СЦ ЕХБ руководство Союза баптистов распространило в 2004 году заявление «Об уклонении Совета Церквей от вероучения евангельских христиан-баптистов». В нем было отмечено, что, считая верующих СЦ ЕХБ своими братьями, «мы с болью вынуждены констатировать, что Совет Церквей не отвечает на наши предложения, во многих регионах России ведет работу, направленную на разрушение наших общин и в некоторых вопросах уклонился от учения Библии и основ вероучения евангельских христиан-баптистов».

С другой стороны, сам СЦ ЕХБ перестал быть за постсоветский период однородным объединением. Часть церквей стала налаживать контакты с «союзными» баптистами». Так, после 2000 года Рыбинская община (Ярославская область) во главе с пресвитером Евгением Леонидовичем Кравцовым ушла из СЦ ЕХБ, стала более открытой по отношению к союзным баптистам автономной церковью. Пасторы РСЕХБ проповедуют в рыбинской церкви, бывшие инициативники участвуют в конференциях и семинарах, которые проводятся в Ярославле объединением РСЕХБ.

Всю свою жизнь Геннадий Константинович отдал служению Богу, Церкви и своей семье. На его долю выпало немало жизненных испытаний, которые он с честью, достоинством и глубокой верой в Господа преодолел и остался верным Христу и Его Церкви. Он стойко и самоотверженно перенес страшную эпоху войны, годы советских гонений и воспитал девятерых детей… мы знаем и свидетельствуем, что жизнь Геннадия Константиновича была примером служения Господу и принесет свой плод.

О том, что героическая деятельность Крючкова все же привела к существенным изменениям положения христианских церквей в современной России, говорит некролог, написанный Международным Советом Церквей ЕХБ (около 2700 общин по России и СНГ, в России – около 400 общин и групп), который он возглавлял более 30 лет. В нем подчеркивается роль основателя Церкви и имеющиеся достижения: «Геннадию Константиновичу весьма дороги были слова Самого Иисуса Христа: «Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше» (Иоан. 15, 20). Во славу искупившего нас Господа благословенное обетование Спасителя осуществилось на независимом братстве в полной мере:

  • были отменены антиевангельские ограничения и запреты, введенные работниками ВСЕХБ;
  • всесоюзный съезд церкви ЕХБ, который на протяжении 36 лет не позволяли провести и о котором стали ходатайствовать верующие, — провели;
  • независимое от мира издательство «Христианин», организованное Геннадием Константиновичем, печатая Евангелия, Библии и другую духовную литературу, принудило власть предержащих позволить выпуск литературы и для официального союза ВСЕХБ;
  • многочисленные свободные общения христианской молодежи гонимых церквей, на которых обращались к Богу сотни юных душ, побуждали сильных мира сего снять ограничения для молодежи и в зарегистрированных общинах;
  • кровавое законодательство о религиозных культах 1929 года, находящееся в прямом противоречии с основным законом страны — Конституцией, которое верующие просили отменить, — отменили!»

Между тем, баптисты-инициативники продолжают испытывать дискриминацию со стороны властей, в основном в регионах во время проведения уличных евангелизаций в палатках и раздачи литературы. Кроме того, сотрудников правоохранительных органов часто раздражают баптисты, которые собираются в частных домах без регистрации и безо всякого уведомления властей. Безусловно, эти гонения уже не сравнятся с тем советскими репрессиями, когда у верующих отбирали детей, а их самих сажали по тюрьмам. Нынешние подозрения и попытки ограничить деятельность СЦ ЕХБ – свидетельство страха чиновников перед могущественной организацией верующих, которые не смирились с советской государственной машиной, не стали жить по правилам безбожников, сохранив уникальную для того времени степень свободы. Существование сильных самостоятельных и независимых от власти движений до сих пор воспринимается представителями государства как некая опасность, но в постсоветской России по-прежнему бояться не верующие, а их гонители. Никто из гонителей никогда не поймет, почему Геннадий Крючков предпочел 18 лет не видеть собственной семьи и детей, а методично выстраивать невидимую глазу церковную организацию с жесткой дисциплиной и благовестниками, разъезжающими по всему Советскому Союзу. Как отметил основатель Кестонского института каноник Майкл Бурдо в некрологе, посвященном Крючкову, в британской газете «The Guardian», «всю свою жизнь Геннадий Крючков был тверд в вере и оказался сильнее КГБ».

Роман Лункин

Реклама
Запись опубликована в рубрике История, О сайте, баптисты. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s