Дьявольский план разрушения церкви


Константин Преображенский: «КГБ приезжает с нами»

КГБ использует свою агентуру среди протестантов для внедрения в страны Запада в гораздо больших масштабах, чем среди православных. Ведь Запад в основном протестантский,- продолжал Борис Перчаткин. – Но если об агентурной работе Московской патриархии сейчас широко известно, то работа КГБ через протестантов до сих пор остаётся в тайне. Вот несколько примеров сногсшибательной операции КГБ.

Мы, пятидесятники, участвуя в диссидентском движении, вольно или невольно стали участниками идеологической войны против СССР на стороне Запада. Так как, добиваясь свободы и эмиграции по религиозным мотивам, мы показывали всему миру, что в СССР нет свободы. Нас отправляли в ГУЛАГ, но не давали свободы веры и не выпускали в эмиграцию, потому что, выпустив нас, советская власть тем самым признала бы, что её рекламируемая свобода – ложь, ибо от свободы не бегут. Мы помогали Западу «раздеть» СССР, и войну с Империей зла на своём направлении мы выиграли, так как в 1988 году коммунисты решили, что держать нас дальше – себе дороже. И разрешили религиозную эмиграцию, тем самым признав, что в СССР нет свободы.

Это была победа наша и Запада. А вместе с эмиграцией пришла и относительная свобода. Но вот здесь мы все и расслабились и в эмиграции попали в ловушку, расставленную КГБ. Судьба эмиграции стала развиваться по сценарию, который можно назвать так:»Тайные ученики».

Сценарий этот был гениально прост и безбожно коварен. Живя в СССР, мы никогда не знали количество людей в подпольных, преследуемых церквях, – ни пятидесятников, ни баптистов. (Сейчас стало известно, что их было около трёхсот тысяч). Но это хорошо знали в КГБ, так как все не зарегистрированные церкви были на учёте, и в каждой был осведомитель.

До 1980 года мы передали на Запад десять тысяч имён пятидесятников и баптистов, открыто заявивших о намерении покинуть СССР по религиозным мотивам. (Эти списки и сейчас хранятся в американском Конгрессе). И ещё мы знали о двадцати тысячах сочувствующих. Это десять процентов от всех религиозных нелегалов-антисоветчиков. Но вследствие репрессий против нас со стороны властей (начиная с 1979 года по 1986 год, было осуждено пятидесятников 1688 и баптистов свыше 200 человек) и церковного начальства (сотни были отлучены от церкви по указанию Виктора Белых) это число сократилось к 1988 году минимум на треть, а в некоторых регионах и наполовину. С тех пор, как открылись двери, и по сей день в США оказалось по статусу беженца до четырёхсот тысяч протестантов. Откуда взялось такое количество гонимых? А вот откуда и почему.

Те церкви, которые решили идти по лёгкому пути и зарегистрировались в органах советской власти (т.е. согласились управляться из КГБ и выполнять безбожное законодательство о культах), превышали нас по численности почти вдвое. КГБ приблизительные масштабы нашего исхода просчитал и понимал, что те, которых чекисты дискриминировали и преследовали, а потом выпустили в эмиграцию, по приезду в США консолидируются. (Этого нам не давали делать в СССР.) Зная менталитет наших соотечественников, чекисты отлично осознавали, что, обладая такими людскими и финансовыми возможностями, мы организуем духовную протестантскую экспансию на территорию СССР, а также организуем мощную правозащитную деятельность на территории бывшей родины. Восстановим нашу историю. Докажем факты геноцида против нас. Сделаем то, чего до сих пор не сделано: подтянем КГБ, его приемника ФСБ и их пахана – Компартию – к международному суду, в назидание другим. А такое им могло присниться только в кошмарном сне. Да, многое может сделать сообщество людей, у которых есть цель!

Когда мы пробивали железный занавес, масштабов потенциальной эмиграции мы не знали. Но коммунисты знали и что думали, отпуская нас? Правильно – выпустить, но взять под контроль, чтобы таким, как я, жизнь легкой не казалась, чтобы нейтрализовать и разложить эмиграцию, завести в духовный тупик, парализовать всякую позитивную деятельность и правозащитную работу и прочее и прочее.

Но как взять под контроль? Правильно! «Оседлать», возглавить эмиграцию. КГБ заранее готовился к массовой засылке агентуры в Америку, чтобы возглавить, взять под контроль протестантских беженцев.

Пресвитер Василий рассказывал мне, что в 1987 году, когда он ещё жил на Украине, его вызвали в КГБ и предложили эмигрировать в США.

— Каким образом поехать? – спросил он. – И почему вы мне это предлагаете? Вы же так просто ничего не предлагаете.

— Конечно, просто так ничего не предлагаем, – согласились чекисты, – но ведь ты знаешь, что у Христа были тайные ученики?

— Знаю! – согласился пресвитер Василий.

— Вот и ты будешь нашим тайным учеником! – рассмеялись чекисты.

— А что тайный ученик должен для вас делать?

— Скоро много твоих единоверцев в Америку поедет! А ты молодой, перспективный, ты нам нравишься, люди за тобой пойдут. Создашь в Америке церковь. Когда работа наладится, создавай братство. Если будет надо, мы тебе поможем! – объяснили сотрудники КГБ.

— А как это всё называется – то, что вы мне предложили? – уточнил пресвитер Василий.

— Мы же тебе церковь предлагаем создать, разве это плохо? – нахмурились чекисты. — Кроме этого, представь: соберёшь вокруг себя человек пятьсот, и каждый кинет тебе в кошёлку долларов сто в месяц – пойди, плохо? В Америке пастырь – это почётно, денежно и не пыльно…

Из этого видно, что для работы в США к уже имеющейся агентуре вербовали и готовили чистых – не засвеченных – тайных учеников КГБ. Пресвитер Василий отказался стать тайным учеником КГБ, и ему был закрыт выезд за границу вплоть до развала СССР в 1991 году. С того момента, как только началась религиозная эмиграция, в Америку стали просачиваться «тайные ученики» КГБ.

Первое, что они делали, – это был энергичный, я бы сказал, агрессивный захват руководящей роли в церквях и организация церквей под своим контролем. Многих из них я знал по прошлым чекистским «подвигам» и поразился их наглости.

Мне в голову не могло прийти, что они здесь после этих «подвигов» появятся. Советы воспользовались тем, что мы в своих обращениях и заявлениях к Западу не разделяли протестантов на сотрудничавших с советской властью, какими были совпатриоты -протестанты Автономной регистрации и Всесоюзного совета евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ), и на наших – оппозиционные советской власти подпольные церкви.

Ведь мы и предположить не могли, что совпатриоты-протестанты, пособники наших преследований, будут ломиться в США и выдавать себя за страдальцев. Этим промахом немедленно воспользовался КГБ.

Как только мы проломили железный занавес, пасторы-чекисты стали поощрять своих членов к эмиграции, и затем, ловко растворяясь среди своих надёжных рядовых одураченных соратников, быстро заполняли эмиграционную квоту. Целью этого было открытие в дальнейшем в США славянских церквей на базе верных людей и взятие прибывающих в США настоящих беженцев под контроль.

С другой стороны, в незарегистрированных церквях (для которых мы и добивались выезда) многие пасторы и некоторые епископы (как, например, Виктор Белых, Николай Тачинский, Николай Котяков и другие) и просто агентура (как Славик Радчук) стали активно тормозить тех, кого действительно преследовали, и препятствовать их выезду. Вы спросите, как такое возможно? Вот несколько примеров. Осенью 1989 года в Волгограде епископ Виктор Белых, две дочери которого уже находились в США как беженки (!), объяснял в церкви, что те, кто уехал, попали в беду и живут за счёт свалки, рады бы назад вернуться, но лишены гражданства, заключая, что эмиграция – от сатаны.

И люди верили, рассуждая так: это же не советская пропаганда, это ведь говорит епископ! В то же время Николай Тачинский ездил по церквям на Северном Кавказе, проповедуя, что эмиграция – грех, и вызывал Виктора Белых на подмогу: бороться с духом эмиграции. А у самого документы в американском посольстве на оформлении находились. Когда же начались боевые действия на Кавказе, он бросил обманутых им людей и сбежал.

Сейчас Николай Тачинский руководит независимым братством в США! Ловко получилось, однако. Руководитель так называемой «Славянской федерации» Адам Бондарук в разгар гонений предал братство и пошёл в регистрацию, стал преследовать тех, кто добивался свободы религии и эмиграции. Адам Бондарук провозгласил, что в СССР полная свобода и что ею надо пользоваться. Но неожиданно, в начале 1988 года, ко всеобщему изумлению, он начал поощрять свою паству к эмиграции. Но зачем же эмигрировать, если в СССР и так сущестует полная свобода?! А после того, как вся его паства выехала в США и создала здесь для него базу, вслед за ней объявился в Америке и сам Адам Бондарук в качестве беженца и начал возглавлать тех, кого он прежде гнал..

Прибыл в Америку и ещё один «беженец»: так называемый епископ Николай Котяков. (Посмотрели бы вы на этого «епископа»!) Перед этим он не раз побывал в США и в Европе. (И это беженец!?) Тем не менее, имел наглость называть Америку «исчадием ада» и «вавилонской блудницей». «Противящийся советской власти противится Богу!» – грозил Котяков. В 2000 году, ещё не зная, кто такой Котяков, я упрекал его за рукоположение мента, Славика Радчука.

Я был в шоке от его реакции.

— Не тронь Радчука! – приказал он мне, – а если будешь кому-то ещё об этом говорить или даже подтвердишь ещё чьи-то свидетельства, что он работал на КГБ, то мы тебя об стену размажем! Ты этого не докажешь – поезд ушёл, и это никому здесь не надо. Понял? Один звонок Петру Саенко, и ты «приехал»! Усёк, диссидент долбанный?!

Действуя таким образом синхронно со ВСЕХБ и под руководством КГБ, они давали возможность пастырям-чекистам перехватить у нас, ничего не подозревавших, инициативу и взять протестантскую славянскую иммиграцию под контроль. А потом и они, тормозившие иммиграцию и распространявшие анти-американскую пропаганду, тоже оказались в Америке как беженцы.

(Сейчас видно, что эта была чётко спланированная и проведённая акция.)

Кто этим дирижировал, догадаться несложно: те же, кто в 1943 году создал по указке Сталина и под руководством Берии Московскую патриархию, а в 1944 году – ВСЕХБ и поставил обе религиозные организации на службу безбожной власти. И они ей прислуживали, шаркая ножкой: «Чего ещё изволите-с?» Прямо или косвенно они помогли отправить в ГУЛАГ не одну тысячу верующих.

Вы спросите: как они могли прислуживать? А вот как. ВСЕХБ участвовал в международных религиозных мероприятих по всему миру. Например, его первый генеральный секретарь Карев выезжал за границу 56 раз, начиная с сороковых годов. Что он делал в странах Запада? Ведь он выезжал ещё со сталинских времён, когда даже советских граждан-атеистов за границу не выпускали, когда за религиозную деятельность отправляли в ГУЛАГ порой на двадцать пять лет! Карев написал книгу, в которой сравнил Ленина со Христом и пришел к выводу, что Ленин выше.

Выездным за границу было всё руководство ВСЕХБ, поскольку руководство зарегистрированной церкви приравнивалось к уровню партийного функционера. Что же они делали в странах Запада? Обслуживали идеологическую машину безбожной власти. На западе ВСЕХБ блокировал действия в нашу защиту и всячески дискредидитовал нас. (И не только.)

Главное, он выявлял сочувствовавших нам и, наоборот, сочувствовавших коммунистам, чтобы потом работать с одними и другими в зависимости от обстоятельств и по инструкциям КГБ. Например, они очаровали «Ассамблею Божию» настолько, что она закрывала глаза и уши на действительность в Империи зла.

Приведу лишь один пример разрушительной деятельности ВСЕХБ. В 1979 году мы, незарегистрированные пятидесятники, решили обратиться с письмом к Двенадцатой всемирной конференции пятидесятников, открывавшейся в Канаде под председательством Томаса Зиммермана, руководителя «Ассамблеи Божией». В нём мы рассказали о наших гонениях.

Шестьсот пятидесятников нашли в себе мужество поставить под письмом свои подписи. Сбор подписей был исключительно трудным делом. Ведь для этого требовалось конспиративно объехать весь Советский Союз, тайно встретиться с верующими, которые сознавали, что подвергают себя смертельному риску, подписывая такой документ. Мы все понимали: если нас не поддержит Томас Зиммерман как руководитель «Ассамблеи Божией», а в его лице – Двенадцатая всемирная конференция пятидесятников, то мы обречены на ГУЛАГ, а семьи наши – на новые страдания.

Но на конференцию приехала официальная делегация ВСЕХБ и заявила, что никаких гонений на пятидесятников в СССР нет: «Какие гонения? Ведь мы тоже пятидесятники, и пожалуйста – приехали в Канаду! Никто нам этого не запрещал!» Делегацию ВСЕХБ американцы спрашивали: «Как же, у вас ведь сидят за веру?»

Всехбешники выдвигали такой аргумент: «Да, у нас сидят пятидесятники, сидят баптисты. Но ведь ваши американские верующие тоже попадают в тюрьмы». «Да, сидят, если они преступление совершили», – соглашались американцы.

«Ну вот и у нас то же самое!» – торжествующе восклицали всехбешники.

Двенадцатая международная конференция пятидесятников не только отказалась рассматривать наше письмо по настоянию советских пасторов-чекистов, но и выдала его им!

(Примечание автора. Такую безумную наивность и поразительную доверчивость к чекистам Запад проявляет и в наши дни! К.П.)

Разумеется, письмо тотчас оказалось в КГБ. Начались репрессии. Тридцать человек, чьи подписи стояли во главе списка, посадили в тюрьму, другим тоже отомстили по-разному. Одних вызвали на профилактику в КГБ, других уволили с работы.

Я тогда был арестован и потом пять лет сидел в лагере. Помню, как следователь КГБ потрясал передо мною этим письмом, торжествующе восклицая: «Видишь, ваши братья за границей сами нам вас сдали! Никому вы там не нужны!»

А пока мы сидели, ВСЕХБ прикрывал нас от Запада дымовой завесой. Такие хорошие ребята-всехбисты, как Шатров, Бычков, Орлов, Карев, Билас и прочие, — ездили за границу, говорили красивые проповеди, мило улыбались, самозабвенно врали о свободе совести в СССР и клеветали на узников и церкви! Этим они усугубляли нашу тяжёлую участь. А ведь трудно было найти протестантскую семью, в которой бы никто не пострадал.

И… за границей им верили, потому что хотели верить – так удобней! Да и выгодно – в СССР пригласят, покатают по церквям, где иуды служат пасторами. Везде застолье, внимание, почёт и… подарки, подарки! А домой приехал – герой, опять по церквям, уже по своим: конференции, съезды, пожертвования, застолье. Потом «Ассамблея» в доказательство, что в Союзе – свобода, принимает у себя всехбистов и тех пятидесятников, кто «автономно зарегистрировался» у советских властей. Потом следовал ответный ход… Так в мире и в согласии они и дожили до кончины Империи зла.

В ноябре1988 года меня пригласили выступить в центре Билли Грэма перед представителями пятидесятнических объединений на конференции, организованной госдепартаментом. Там я призывал единоверцев оказать поддержку и помочь спонсировать эмигрантов-пятидесятников из СССР, скопившихся в Риме. Вскоре после этого я был приглашён в главный офис «Ассамблеи Божьей», где после короткой беседы Джозэф Флауэр, глава международного отдела «Ассамблеи Божьей», заявил мне: «Мы не хотим из-за вас портить хорошие отношения с ВСЕХБ и советским правительством! Поэтому как объединение мы отказываемся вас поддерживать. Поищите себе поддержку в другом месте – Америка большая!» Я чуть не слетел со стула. Какой тут Бог! Здесь политика и религиозный бизнес. От кого мы ждали поддержки, находясь и умирая в концлагерях?

А ведь наша участь была ещё очень неясной! Впереди был август 1991 года. Ещё неизвестно, чем мог кончиться военный переворот, организованный ГКЧП! – отметил Борис Перчаткин.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Аналитика, Василий Шилюк, История, КГБ, Константин Преображенский, Петр Саенко, СССР, Статьи Бориса Перчаткина с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s