Интервью Бориса Перчаткина программе «Прикосновение» 2009 года


Борис Перчаткин, открывший для верующих путь эмиграции в США.
Интервью Бориса Перчаткина христианской харизматической программе «Прикосновение» Весли Отт и Елены Некрасовой после операции в 2009 во время лечения от рака.
Интервью идет по истории жизни Бориса Перчаткина и его дела — борьбы за право вероисповедания Иисуса Христа как Сына Божьего. В результате борьбы преследованые верующие получили возможность уехать в США, правительство которых способсвовало принятию гонимых верующих у себя в стране. Было разрушено безбожное государство СССР и пришла относительная свобода для проповеди евангелия и благочестивой жизни во славу Божию.
http://bogtube.com/player/ePlayer.swf?f=http://bogtube.com/player/eConfig.php?vkey=c6248036e209a716e333
Ниже приводиться текст интервью:

Борис Перчаткин — вся его жизнь была исполнением призвания от Господа – принести свободу для верующих СССР, открыв для них путь эмиграции в США. Это рассказ человека, которому в советское время за веру в Христа пришлось пройти через тюрьмы, пытки и издевательства.
Елена Некрасова: Здравствуйте, дорогие друзья, дорогие телезрители! В эфире программа «Прикосновение». Добро пожаловать!
В Библии, в книге Притч, написано: «Многие ищут благосклонного лица правителя, но судьба человека – от Господа». У нас на программе сегодня легендарный человек с великой, но очень тяжелой судьбой. Его дед, баптистский пастор, был расстрелян. Своего отца он никогда не знал. Отчим был осужден, и его никогда больше не видели. Его мать была судима три раза. А ему Бог дал жребий пройти огненными тропами, чтобы принести свободу людям, верующим в Иисуса Христа, чтобы принести свободу народу Божьему. У нас сегодня в гостях Борис Георгиевич Перчаткин.
Биографическая справка. Борис Георгиевич Перчаткин родился в простой семье на Украине в 1946 году. В 16 лет закончил школу. В 24 года женился на Зинаиде Минаковой, у них родилось 9 детей.
В 1979 году в возрасте 33 года имел встречу с Американскими конгрессменами, после чего в 1980 году был осужден на 2 года за борьбу за свободу слова и вероисповедания. А спустя всего 6 месяцев после освобождения был снова осужден на 3 года. Домой вернулся в 1986 году. И уже в 1988 году имел встречу в Москве с госсекретарем США Джорджем Шульц и после – с президентом США Рональдом Рейганом и его женой Ненси.
26 июля 1988 года эмигрировал в Америку и уже через 10 дней читал доклад в Конгрессе США о положении верующих в СССР, после чего Конгресс проголосовал за предоставление статуса беженца для протестантов в СССР.
История его судьбы сыграла основную роль в проявлении внимания американского народа и правительства к судьбе протестантов Советского Союза.
Здравствуйте, Борис Георгиевич! Спасибо вам, что вы проделали длинный путь в нашу студию и сегодня вы здесь.
Многие люди верят в существование судьбы, и каждый человек мечтает иметь интересную, захватывающую, великую судьбу. Мечтали ли вы в своем детстве сделать что-то великое?
Борис Перчаткин: Конечно, мечтал, как и все. Хотя возможности были ограниченными. Каждый из нашего поколения знал, что будущего у него практически нет. Эти мечты были просто нереальными.
Е.: У меня в руках книга «Огненные тропы». Это не простой рассказ, это небольшой отрывок вашей биографии, вашей жизни. Я прочитала эту книгу и рекомендую всем вам, дорогие телезрители прочесть эту книгу. Особенно тем, кто думает, что сейчас наша жизнь тяжелая. Потому что наша жизнь сегодня — полет в облаках, по сравнению с тем, что пришлось перенести людям того поколения и особенно человеку, который сегодня у нас в гостях. Скажите пожалуйста, Борис Георгиевич, где можно купить эту книгу?
Б.: Пока нигде. Я сделал 3 выпуска, и сейчас будет 4-й, но уже одновременно со второй книгой, с продолжением. По моему е-мейлу (boris@perchatkin.org) люди могут обратиться и заказать. Конечно, она будет в магазинах.
Е.: А если напишут вам на мейл, то вы можете выслать книгу в электронном виде?
Б.: Да. Кстати, это была моя мечта с детства – написать книгу.
Е.: Борис Георгиевич, когда вам было 16 лет, вы познакомились с христианской молодежью. До этого вы общались только с пожилыми людьми, верующими в Бога и вы знали историю вашего деда, отца. Потом вы встретились с молодыми людьми и начали общаться с ними. Вы получили крещение Духом Святым. И вот однажды, на одном молитвенном собрании
вам было сказано пророческое слово: «Употреблю тебя для избавления народа моего. Будешь сидеть за одним столом с великими мира, но огненными тропами пройдешь».
Скажите пожалуйста, как вы тогда отреагировали на это слово, как отреагировали люди, которые слышали? Ведь вам было всего 16 лет и это было в Советском Союзе, в обстановке советской пропаганды. Приняли ли вы это слово?
Б.: У меня смешанные чувства до сих пор. Конечно, пророчество было необычное. И то, как оно было произнесено, и как я его прочувствовал внутри, я понял, что это действительно моя судьба. Но это было просто нереально! Это было в прямом смысле моразмом. Ну какие великие люди, если мы, протестанты, были в то время ниже плинтуса? Нам не давали даже учиться, работать. Тем более я жил на краю земли, в Находке. Если бы я жил в Москве, был сыном пресвитера, тогда еще что-то можно предположить, а так это просто нереально!
Е.: Я знаю, что с того момента, как слово было высказано и до того времени, как вы начали заниматься, входить в свое призвание, в свою судьбу, прошло почти 15 лет. Как Бог готовил вас в течении этого времени?
Б.: На меня большое впечатление произвела молодежь, с которой я столкнулся. Потому что я иногда посещал баптистскую общину, так как моя бабушка и мать ходили в баптистскую церковь. Там было 5 стариков и 10-15 человек, которым свыше 50 лет. Моя мать была самая молодая, ей было за 30. Поэтому у меня не было особого интереса, эти люди жили довольно примитивно. Но когда я столкнулся с молодежью в Находке, это уже были пятидесятники. Я с пятидесятниками не общался, я знал их по фильмам, типа «Тучи на Борском», где как бы людей в жертву приносят и т.д. Я поразился их культуре, у них язык был не засоренный гнилыми словами. Они говорили так, будто все имеют высшее образование. Такое у меня было впечатление.
Е.: Но они его не имели?
Б.: Нет, некоторые только 10-летку закончили, и не всем дали документы, чтобы они дальше не могли учиться.
Е.: И они дали вам вызов, чтобы вы начали заниматься самообразованием?
Б.: Да, я стал спрашивать, почему они такие, почему они интересовались практически всеми вопросами. Один из руководителей ответил: «Мы поставлены в такие условия, что должны быть вооружены больше, чем окружающий мир, мы должны знать больше, кругозор иметь выше. Мы слушаем радио, хотя говорят, что сектанты радио не слушают, телевизор не смотрят, газет не читают – это все вранье. Мы выписываем все журналы, и не просто журналы, а научные. Мы стараемся вооружиться, кроме знания Библии и Евангелия, светскими знаниями, чтобы мы могли сказать что-то миру, чтобы мир действительно мог увидеть, что мы выше».
Е.: В каком году вы начали заниматься этой работой?
Б.: В 1975. Был такой Василий Патыршев, он умер, это был человек умный, образованный, уникальный. Он давно меня приметил, как он мне говорил, но присматривался, потому что такие времена были — нужно было думать, что и кому говорить. Он предложил мне работу по защите прав верующих, избавления народа. Он мне сказал: «Посмотри, сколько твоих сверстников выросли без отцов, которые по лагерях сидят. Дети отобраны, при живых родителях живут в детдомах. Весь народ под геноцид определен». Все боялись что-то сказать, чтобы хуже не было. И он мне предложил, хотя до этого отсидел 3 года за это дело, взяться за такую деятельность. Я моментально почувствовал, что это моя судьба.
Е.: И Бог готовил вас на протяжении всего времени?
Б.: Да. А до этого я жил обычной жизнью: дадут проповедь сказать – скажу. Проповедником я себя не чувствовал, петь не мог, потому что слуха нет, на гитаре бренчал, стихи писал, прозу для себя. И когда он мне предложил, я почувствовал, что это мое дело.
Е.: Но за это дело, за это призвание вы сидели в тюрьме. И не просто в тюрьме. Это было страшное время.
Я хочу зачитать приговор, который был вынесен вам в 1980 году. В нем было написано следующее: «Перчаткин Б.Г. является одним из руководителей сектантов-пятидесятников в г. Находка Приморского края, а с 1980 года – секретарем так называемого «Совета церквей евангельских христиан-пятидесятников в СССР». С 1976 года начал активно участвовать в мероприятиях, направленных на организацию массового выезда пятидесятников из Советского Союза в капиталистические страны».
В книге «Огненные тропы» вы рассказываете, как вы были в тюрьме первый раз. Второй раз был еще страшеннее, наверно вам было трудно это вспоминать. Скажите, на протяжении этих 5 лет, проведенных в тюрьмах, в лагерях, что было самое тяжелое – изнурительный труд, пытки, голод или моральное давление?
Б.: Моральное давление. Самое опасное в то время было пожалеть себя. К голоду можно привыкнуть, к работе тоже, если ты знаешь, что у тебя впереди никакой надежды нет. Второе, меня посадили по указу обвинительного заключения и могли держать бессрочно, как во время Сталина. Этот указ вышел в конце 1983-го года. Вот такая безысходность, тем более она была, когда я попал в камеру смертников, и просидел там 4 месяца под расстрелом. Я не понимал, если Бог поставил меня на этот труд, почему тогда Он так меня так ведет, почему нет никакого выхода? Казалось, что это все.
Е.: Есть такая песня: «Единственный труд, чтобы не свернуть – молитва». Была ли молитва этим единственным путем радости, мира, какой-то надежды, веры?
Б.: Вот именно на этом я и хотел бы остановиться. Меня спрашивали и будут спрашивать – как я все это мог вынести? Пытки были химикатами. Я знаю людей, признавших свою вину, которой не было. Одному вынесли
смертный приговор, он подписал, что за одни сутки он сделал 42 грабежа и 2 убийства. Я его спрашиваю:
— Как ты такое мог подписать?
— Ты знаешь, что такое «каберне» — это пытка химикатами. Там ты еще не то подпишешь.
И когда мне третий раз делали вот эту «химию», то сказали, что у них после этого любой подписывает, что он Адольф Гитлер. Меня спрашивали, как я выдержал? У меня была молитва 24 часа в сутки. Казалось, когда я засыпал, я во сне молился, просыпался — я еще молюсь. Я молился в «стаканах», на допросе.
Е.: Расскажите, что такое «стакан» для людей, которые не читали вашу книгу.
Б.: КГБ человека ставит на конвейер. Конвейер – это система допросов. Первое, когда человек ничего не подписывает и не говорит, его ставят в «стакан» – это помещение такого размера, чтобы ты только мог встать и даже с трудом повернуться, потому что все стены были в гвоздях. Вся нагрузка была на ноги. Благо, если тебя продержат там 8-10 часов. Но если продержат 20 часов и больше, то ноги опухают так, что их вообще не чувствуешь. И когда дверь открывают, ты на ногу встать уже не можешь, делаешь шаг и просто падаешь, тебя подхватывают.
Е.: Было ли искушение бросить все это, подписать бумаги и сказать: «Мне что, больше всех надо?».
Б.: Было. Искушение было семьей. Расскажу короткий эпизод. На очередном допросе служащий КГБ говорит: «Что ты мучаешься? Что ты себя мучаешь? Посмотри, на кого ты стал похож. Через 10 минут ты можешь есть нормальную пищу. Иди к окну, на другой стороне улицы кафе. Видишь, справа твоя жена идет, передачу несет. Узнал? Так вот, через 10 минут ты будешь с женой в этом кафе. Не мучь нас и себя. Подписывай и иди домой!»
Это была самая большая пытка. Конечно, была жалость к себе и семье, но я понимал, что жалеть себя нельзя, потому что слабость может дорого стоить.
Е.: Бог исполнил свое слово. Вы прошли огненными тропами. У вас было 5 лет не просто страданий, борьбы – это нельзя перенести! Но Бог исполнил свое слово! Через 2 года после освобождения вас пригласили в Москву, где вы сидели и разговаривали за одним столом с великими этого мира. Расскажите об этом.
Б.: Через год, как я освободился, госсекретарь США Шульц предложил написать доклад для Конгресса США о положении религии в СССР. Этот доклад привлек внимание, и я был приглашен на встречу с Рейганом 30 мая 1988 года. 2 часа я разговаривал о положении религии в СССР и альтернативе эмиграции с Ненси Рейган. Она сильно почему-то этим заинтересовалась. Скажу одну деталь. Когда вопрос касался пророчеств, при разговоре переводчик не хотел переводить, так как он баптист. Он говорил: «Что ты говоришь? Ты хочешь, чтобы тебя за ненормального здесь посчитали с этими пророчествами?». Она его остановила:
— О чем вы спорите?
— О пророчествах.
— Вот это я и хочу узнать. Мой муж перед всеми значительными решениями может выслушать советников, но он ездит на ферму к своему другу детства, через которого Бог пророчествует, он тоже пятидесятник. И с ним он решает все вопросы, никто не знает, о чем они говорят. Поэтому пророчества меня тоже интересуют.
Тогда я ей сказал, что Союз развалится без содействия рук человеческих.
Е.: То есть, вы говорили о тех пророчествах, которые были?
Б.: Да, и которые сбылись потом. Когда я начал говорить о нашем положении, и что альтернатив у нас нет, потому что в Советском Союзе такое законодательство, Ненси Рейган мне сказала:
— Вот об этом тебе нужно сказать в Конгрессе.
— А как?
— Это уже не твоя забота.
И уже 26 июля я был в США, а 5 августа читал доклад в Конгрессе о положении религии в США и о проблеме эмиграции. Это был 1988 год, который подытожил всю мою дорогу, деятельность. Это был такой кульминационный момент, когда все сбылось: встреча с госсекретарем, с Рейганом и Ненси Рейган, а также доклад в Конгрессе.
Е.: После Конгресса был издан указ и Америка начала принимать верующих?
Б.: Это был не указ. В октябре состоялось голосование в Конгрессе, которым было принято поправку к закону о предоставлении статуса беженцев протестантам из СССР. Вот этой поправкой мы и пользуемся все время.
Е.: Благодаря этому статусу более 400 тысяч верующих людей, протестантов выехали из бывшего Советского Союза. Это произошло потому, что вы боролись. Также по молитвам верующих рухнул «железный занавес» в СССР. И люди, которые не уехали, но остались там, теперь пользуются правами и свободами – свободно встречаться, прославлять Бога и даже выходить на улицы для проповеди Евангелия. Благодаря вашей работе и работе ваших соратников, которые посеяли свои жизни, даже отдали их в тюрьмах и лагерях, люди теперь могут проповедовать Иисуса Христа Господом и Спасителем, а другие могут принимать. После того, как рухнул «железный занавес», открылось много церквей и покаялось много людей. Я хочу выразить вам искреннюю благодарность за ваше терпение, труд и за ваше терпение веры, а также благодарность тем людям, которые работали вместе с вами, благодарность вашей жене, которая недавно умерла, благодарность вашим детям, которые тоже жертвовали своими жизнями, Спасибо вам огромное от всего христианского мира Советского Союза!
Борис Георгиевич, я хочу, чтобы вы обратились к молодому поколению, к людям, которые пользуются свободой вероисповедания и свободой
говорить то, что они хотят, которые здесь в Америке и там – в бывшем Советском Союзе. Скажите свое пожелание, ободрение.
Б.: Главное, человек должен чувствовать и, в первую очередь, знать, что у каждого есть свое призвание от Бога. Это нужно уловить и занять свое место. И это место тебя ждет! Но, как нас учили в молодом возрасте, если ты не занял свое место, то его займет другой, и тогда ты не исполнишь своего призвания, ты оказываешься никчемный человек. Стремитесь занять свое положение, чувствуйте его, чтобы нести перед Богом свое место в этом мире, чтобы Бог вас использовал. Конечно, кто-то может сказать, что я особо не чувствую, и делать ничего не умею, как это было у меня: и проповедь сказать не мог, и на музыкальных инструментах не играл. Бог может вас призвать и в 40 лет, и в 30, не обязательно в 20 лет, когда вы выросли, пришли в церковь, не обязательно вам быть пастором. Нет, Бог знает, когда тебя призвать! Только не пропусти это время.
Е.: Дорогие друзья, дорогие телезрители, наша передача подошла к концу. Но я хочу дать возможность тем людям, которые еще не встретились с Богом, принять Его в свою жизнь. Вы не случайно смотрите именно эту программу. У Бога для вас есть план, будущее, великая судьба. Если вы желаете пригласить Его в свою жизнь, чтобы Бог прикоснулся к вам, изменил вашу жизнь, то начните молиться вместе со мной. Повторите эту простую молитву, Бог слышит вас в любом месте. Закройте глаза.
Дорогой Небесный Отец, я прихожу к тебе сейчас во имя Сына Твоего, Иисуса Христа. Я прошу тебя, прости меня, прости все мои грехи, прикоснись ко мне прямо сейчас. Я верю в Тебя. Иисус, Ты — мой Господь, Бог – Ты мой Отец. Я хочу служить Тебе, я хочу занять место, которое ты приготовил для меня, я хочу иметь Твою судьбу. Я принимаю ее прямо сейчас. Аминь.
Дорогие мои, если вы молились этой простой молитвой, то Бог теперь – ваш Отец, а вы – Его дитя. Он изменит вашу жизнь полностью и без остатка. Напишите нам об этом по электронной почте, адрес которой вы сейчас
видите на экране: touchedbyhim@ymail.com. Также, если вы желаете рассказать вашу историю Божьего прикосновения, то вы сообщите нам об этом. И еще вы можете присылать нам свои молитвенные нужды, мы будем молиться о вас.
До новых встреч на программе «Прикосновение». И помните, что судьба человека – от Господа!

Реклама
Запись опубликована в рубрике Борис Перчаткин, Видео, Интервью с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s