Всепольский союз христиан веры евангельской


В марте 1921 г. между РСФСР и Польшей был подписан мирный договор, вошедший в историю как Рижский мирный договор. Согласно ему значительные территории западных областей Белоруссии и Украины отошли к Польше. Несколько ранее, в октябре 1920 г., польские войска вошли на территорию Литвы и отторгли от нее г. Вильно (Вильнюс) и Виленскую область, образовав в составе Польши Виленское воеводство. Вплоть до 1939 г. все эти земли входили в состав Польши, и религиозная жизнь развивалась здесь отлично от того, что происходило в Советской России и СССР.

Хотя испокон веков Польша была католической страной, и большинство населения исповедовало католицизм, но уже в XVI-XVII вв. здесь возникали и первые протестантские общины: кальвинисты, лютеране. Дополнительный импульс евангельское движение получило в годы Первой мировой войны, когда огромный поток населения перемещался по территории Польши. Огромную роль в привнесении иных религий на территорию Польши сыграла массовая эмиграция поляков в поисках заработка в США, Канаду, Австралию. По данным статистики, в 1905-1914 гг. в Америку выехало свыше 200 тысяч поляков. Многие из них уходили из родных, но «омертвевших», ничего не говоривших душе, католицизма и православия — в евангеличеекие общины. Очень скоро переселенцы из Польши, России и других славянских стран образовали в Америке огромное множество церквей пятидесятнического и баптистского направлений. По возвращении на родину они несли новую веру своим односельчанам, родным и знакомым.

Начиная с 1919 г. постепенно пятидесятиическое движение охватывает белорусское и украинское Полесье. Первые пять лет были временем «приготовления» к новой вере, когда создавались общины, строились молитвенные дома, распространялась религиозная литература, по домам проводились призывные и специальные собрания, духовные беседы, миссионерами совершались водные крещения. Нельзя не упомянуть хотя бы кратко о некоторых из тех, кто, возвращаясь из Америки, привносил новую веру, преодолевая подчас непонимание, вражду, нападки, гонения. В самом начале пути стояли — Григорий Красковский, Степан Ярмолюк, Онуфрий Мазало, Порфирий Ильчук, Трофим Нагорный, Иосиф Антонюк, Нил Романюк, Григорий Голубицкий, Михаил Вербицкий, Григорий Горошко, Федор Каплун, Иван Зуб-Золотарев, Федор Кандыба. Спустя короткое время появились и те, кто уверовал в родных селах, порывая с православием.

Таким образом, к середине 20-х гг. пятидесятнические общины и группы возникли почти на всей территории Белоруссии, а также на Волыни и Полесье. Ситуация объективно подталкивала всех их к более тесному взаимодействию.

Знаковым событием в новой судьбе пятидесятнического движения в Польше стал 1-й съезд представителей пятидесятнических общин. Он состоялся 1-3 мая 1924 г. в г. Кременце (Тернопольская область). Огромную роль в его подготовке сыграл Иван Алексеевич Герис (Герасевич). Как и многие его земляки он покинул родной Кременец в годы Первой мировой войны, переехал в Америку, поселился в Филадельфии. Поначалу Америка его очаровала, даже свою фамилию он видоизменил на американский лад — Герис. Но, несмотря на свои задатки и способности, он не стал бизнесменом, предпринимателем, а обнаружил, что его призвание — служить Богу. И правоверный православный стал пятидесятником. Он был знаком с И.Е. Воронаевым и Г. Шмидтом, — людьми, сыгравшими особую роль в истории пятидесятнического движения в России.

Осенью 1923 г. осуществилась мечта Ивана Гериса — он возвратился на родину. После ознакомления с жизнью пятидесятнических общин на Украине, пришло убеждение, что необходимо создание общего руководящего центра. Это можно было сделать только в ходе учредительного съезда. По приглашению Гериса в Кременец приезжает на постоянное жительство для духовного служения Иосиф Черский, принявший обязанности руководящего Кременецкой церковью. А Герис все силы направил для подготовки съезда.

На съезд съехались представители значительной части действовавших церквей. Присутствовали И. Герис, П. Ильчук, И. Антонюк, Т. Нагорный, И. Черский, М. Вербицкий, Г. Голубицкий, Г. Красковский, С. Ярмолюк, Г. Горошко и ряд других проповедников. На съезде был создан союз пятидесятнических церквей и определен план его работы. Принят был Устав церкви, сформулировано вероучение, установлены правила церковной жизни. Отдельно обсуждался чрезвычайно тогда животрепещущий вопрос об отношении к военной службе. После непростой дискуссии пришли к мнению, что каждый из верующих самостоятельно определяет: служить или не служить ему в армии. В заключение съезда на пресвитерское служение были рукоположены Иосиф Черский (См. о нем: Чернов М.И. Пятидесятническое движение в СССР в 20-30-х годах XX века / Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. — М.: Российское объединение исследователей религии, 2005. В труднейшие годы Второй мировой войны И. Черский оставался с паствой. А после окончания — как и многие другие поляки по рождению — вернулся в Польшу. Из Польши он помогал всячески пятидесятническим церквам в СССР — деньгами, литературой.) и Порфирий Ильчук — первые пресвитеры братства пятидесятников в тогдашней Польше. И. Герис вскоре после съезда вернулся в Америку.

В последующие два года, в 1924-1926 гг., было открыто значительное число церквей, как на собственно польской, так и на вновь присоединенной территории. В эти годы по-прежнему возвращаются из Америки и вливаются в число членов пятидесятнических общин польские эмигранты. Таким был, к примеру, Станислав Недвецкий, распродавший свое имущество в Америке и вернувшийся в качестве проповедника. С его именем связано религиозное пробуждение на территории Минской области. В 1926 г. к христианам веры евангельской присоединился И.К. Панько, бывший до этого членом церкви евангельских христиан.

Постепенно росло единение между поместными церквами, которые действовали на большей части тогдашней Польши. На регулярной основе происходили встречи проповедников и служителей, где уточнялись и вырабатывались доктринальные положения, основы общей церковной практики, формировались районные объединения пятидесятнических общин.

Остро ощущалась потребность в проведении очередного общепольского съезда пятидесятнических общин. 1 октября 1927 г. из США прибыл И.А. Герис, являвшийся на тот момент миссионером пятидесятнического союза «Церковь Бога» (штат Теннеси). Его организационные усилия были направлены на подготовку второго съезда. Он открылся 28 февраля 1928 г. в г. Кременце и продолжался два дня. Присутствовало 92 делегата и 10 гостей.

В ходе оживленного обсуждения приняты были очень важные решения: о широкой евангелизации в Полесье с проповедью доктрины исполнения Духом Святым, о строительстве молитвенного дома в г. Кременце. Одновременно решено было наладить подготовку благовестников, учителей воскресных школ, руководителей женских собраний и юношеских кружков, регентов пения и хоров.

На съезде обсуждался и огромный перечень вопросов практической жизни общин: о рукоположении в дьяконы, браке и разводе, о порядке совершения крещения младенцев, о допущении к проповедованию, о благословении детей, об общении с иными религиозными организациями, о праздниках (См.: Документ № 1, С. 107-108 ).

По окончании второго съезда И. Герис вновь уехал в Америку, где он стал одним из ведущих служителей всемирного пятидесятнического союза «Церковь Бога». Больше ему не суждено было побывать на родине. Но еще многие годы от него на Украину приходили письма, поступала помощь единоверцам.

Начиная с 1928 г. история пятидесятничества в Польше нерасторжимо связана со служителями Восточно-европейской миссии пятидесятнического союза «Ассамблеи Божии» — Густав Шмидт, Артур Бергхольц, Густав Киндерман, Вера Нитч и другие. Миссия была образована в 1928 г. благодаря стараниям миссионера пятидесятнического союза «Ассамблеи Божии» Г. Шмидта. Ее штаб-квартира находилась в Чикаго. Поскольку предполагалось, что ей предстояло в основном выполнять работу на территории Восточной Европы: Прибалтика, Балканы, Польша, Румыния, Венгрия, — то Полевая квартира миссии разместилась в г. Данциге (ныне Гданьск, Польша).

Документ № 1

Вопросы, обсуждавшиеся на съезде, и ответы на них

1.   Вопрос: Можно ли рукополагать в диаконы и евангелисты не

крещеных Святым Духом? Ответ: Постановили допускать до рукоположения только членов, крещенных Духом Святым (Д. Ап. 6:37; 13: 2-3).

2.   Вопрос: Должны ли обращаться к пророкам в каждом деле? Ответ: Постановили: обращаться к вернейшему пророческому слову

(2 Петра 1:19; Ис.8:20).

3.   Вопрос: Как должно поступать с ложными пророками? Ответ: Постановили:

а) если пророки ложные наделали много соблазнов и при обличении

покаялись, то взять на замечание на некоторое время; в) а если не принимают обличения и продолжают делать соблазны, то брать таковых на отлучение (Мф. 18:6-9; 19: 18; Иер. 14: 14-16; Втор. 18: 22; Иез. 13:3; Деян. 20: 28-32).

4.   Вопрос: Могут ли быть истинные пророки?

Ответ: Решили, что могут быть истинные пророки на основании Слова Божия, но только таковых нужно испытывать (1 Кор. 14: 29; 12: 10. 28; Деян. 11: 28; 13: 1; 15: 32; 21: 10).

5. Вопрос: о праздниках.

Ответ: Постановили: соблюдать следующие праздники:

а) Рождество Христово — два дня

б) Крещение 6 января — один день

в) Встреча Нового года с молитвой — один день

г)  Сретение Господне 2 февраля — один день

д) Пасха — два дня

е)  Вознесение — один день

ж)  Троица — два дня

з)  Преображение 6 августа — один день

и)  и воскресные дни, а все остальные праздники не праздновать, считая рабочим днем.

Касательно стиля сообразоваться с местностью и поселением.

6.   Вопрос: О духовном рукоположении.

Ответ: Решили, что рукоположение должно быть согласно Слова Божия, то есть естественное рукоположение, а не духовное, и рукополагать должны пресвитеры (ДА. 6:6;13:3;14:23).

7.  Вопрос: О браках и разводах.

Ответ: Решили, что верующие не должны искать разводов (Быт. 1:27-28; Матф. 5:32; 19: 4-9; Рим. 7: 2; 1 Кор. 7: 2).

8.   Вопрос: В каком возрасте можно принимать крещение?

Ответ: Решили, совершать водное крещение по усмотрению (Мар. 16: 16; Мар. 28: 19).

9.   Вопрос: Сколько раз подлежит погружать в воду крещаемого? Ответ: Решили только один раз погружать в воду при крещении (Рим. 6:3-4).

10.  Вопрос: Кого следует допускать, чтоб проповедовал, а кого не следует допускать?

Ответ: Решили не допускать к проповеди незнакомых и неиспытанных людей (Деян. 9: 26-27; 1 Тим. 3: 10).

11.  Вопрос: Брать ли детей на руки во время благословения?

Ответ: Решили во время благословения брать детей на руки на основании Писания (Луки 2: 29; Мар. 10: 13).

12.  Вопрос: О возложении рук при браке.

Ответ: Решили при бракосочетании не возлагать рук.

13. Вопрос: Об общении или союзе с другими сектами.

Ответ: Решили не иметь общения с теми, которые искажают Слово Божие и хулят.

Франчук В.И. Просила Россия дождя у Господа.

Киев. 2001. Т. 1. С. 415-416.

***

Главная цель Миссии заключалась в том, чтобы объединить все те общины, что не вошли в пятидесятнический союз И. Гериса. А затем достичь объединения обоих союзов. В перспективе намечалось достичь полного единства взглядов в вопросах вероучения; наладить должное духовное воспитание и обучение; укрепить организационные связи между всеми действовавшими в Польше объединениями, имевшими в своих рядах представителей различных национальностей — русских, украинцев, поляков, немцев, белорусов. Г. Шмидт от имени Миссии обратился к И. Герису с предложением о расширении союза, реорганизации работы и совместном служении. Но переговоры не заладились. Очевидно, свою роль сыграл тот факт, что Г. Шмидт и И. Герис относились к различным пятидесятническим союзам — «Церковь Бога» и «Ассамблеи Божии».

В течение года велась подготовительная работа к Всепольскому объединенному съезду . пятидесятнических общин, действовавших на территории Польши, а также на присоединенных территориях Западной Украины и Западной Белоруссии. Он состоялся 5 мая 1929 г. в селе Старая Чолница (Волынская область). Присутствовало 83 делегата. Председателем избран был пресвитер Чолницкой общины — И. Зуб-Золотарев. Делегаты, принимая во внимание тот факт, что во всем мире пятидесятники называют себя христианами евангельской веры, и что на Украине с 1925 г. действовал Всеукраинский союз христиан евангельской веры под руководством Воронаева, решили наименовать свой союз — союзом христиан веры евангельской. В последующем общины пятидесятников на востоке Украины именовались христианами евангельской веры, а на западе Украины — христианами веры евангельской. На съезде в Старой Чолнице был принят Устав Союза христиан веры евангельской, который регламентировал порядок деятельности поместных церквей и Союза в целом. Были приняты и еще два важных решения — об издании журнала «Примиритель» и открытии библейских курсов для обучения проповедников.

Уже в марте 1930 г. в Данциге начала работать постоянная Библейская школа для руководителей пятидесятнических общин из стран Восточной Европы. Ее основателем был Г. Шмидт, который с начала работы в Европе думал и готовился к открытию учебного заведения, где можно было бы, говоря его словами, «преподать…истинное слово, согласное с учением, чтобы они (ученики — М.Ч.) и сами могли наставлять и обличать». Организаторами, руководителями, преподавателями выступали прибывшие из Америки Г. Киндерман, В. Нитч, Г. Шмидт, П. Стеклин (Стехлик), Штейнер .

В 1930 г. Данциг посетил глава Восточно-европейской миссии Ч.В. Свансон. Сохранилось его впечатление от посещения школы, которое было опубликовано на страницах журнала «Примирителя»: «С вокзала мы проехали в только что отделанное помещение Восточно-европейской миссии. На первом этаже я увидел прекрасное большое зало для собраний на 400 человек. В этом зале происходят собрания общины пятидесятников в Данциге, а в одной из половин его помещаются классы Библейских курсов. На этом же этаже помещаются канцелярия Полевой квартиры миссии и редакция журнала «Примиритель». На следующем этаже помещается спальная комната учеников Библейских курсов, блещущая чистотой, как стен, так и кроватей, и белья. На этом же этаже помещаются столовая, кухня, читальня, ванная и отдельные комнаты для учителей. На третьем этаже находится помещение работников и запасное помещение на 20 учеников на тот случай, если Господу будет угодно благословить процветание и расширение Библейских курсов. Количество учащихся, таким образом, может быть доведено до 50 человек» 2.

Как правило, работа курсов строилась следующим образом. Ежедневно, кроме субботы и воскресенья, ученикам читались три лекции. По вторникам и воскресеньям ученики школы вели собрания под открытым небом на площадях города, а также в пятидесятнической церкви города. На каждое богослужение полагалось по три курсанта. По вторникам же на собраниях по очереди свидетельствовали ученики и ученицы курсов: немцы, русские, поляки, швейцарцы, венгры. Для тех, кто не мог учиться в Школе на постоянной основе, были открыты заочные Библейские курсы. Учащимся высылались тексты, принимались и оценивались их самостоятельные работы, проводились заочные экзамены. На страницах журнала «Примиритель» существовал постоянный раздел, в котором размещались уроки для воскресных школ, организационно-содержательный материал, конспекты, курсы и программы, пособия по организации школ. (См. об этом статью в данном сборнике: «Журнал «Примиритель» — творец и свидетель истории пятидесятничества в Европе и России. 1929-1939 гг.»)

Библейская школа регулярно действовала в 1930-1933 гг. и за это время в ней получили богословскую подготовку 271 человек. Разразившийся в феврале 1933 года в Европе экономический кризис привел к приостановке деятельности школы. Но преподавательская работа не прекращалась. Г. Шмидт проводил краткосрочные курсы в целом ряде общин в Польше, Эстонии, Румынии, Венгрии, Югославии и других странах.

В октябре 1935 г. Школа возобновила свою работу, но уже в ином качестве — как Библейский институт. Его директором стал Н. Николов, первый руководитель пятидесятнических церквей Болгарии. Он примкнул к пятидесятническому движению в двадцатилетнем возрасте, в 1921 г., когда в Болгарии проповедовал находившийся там И. Воронаев. Срок обучения в Институте составлял два года. Обучались студенты и студентки из стран Восточной Европы, где уже были созданы союзы пятидесятнических церквей: Германия, Эстония, Польша, Румыния, Болгария, Венгрия, Югославия. Среди преподавателей: Г. Шмидт, Н. Николов, видные богословы пятидесятнической церкви — Говард Картер (Англия), Л. Джонс (Новая Зеландия), В. Нагель (США). Наиболее значительный вклад в дело образования проповедников в Данциге за все время существования Библейской школы и Библейского института внес виднейший теоретик мирового пятидесяти и ческого движения Дональд Джи (по-польски — Гее). Институт проработал до 1938 г., обучив 89 слушателей.

В течение десяти лет (1929-1939гг.) при поддержке Библейской школы и Библейского института в ряде стран: Эстония, Румыния, Югославия, Венгрия проводились краткосрочные Библейские курсы по районным объединениям Союза и около ста кратковременных курсов с проповедниками и служителями по районам. Дважды в год в разных местах проходили музыкально-регентские курсы, на которых обучалось от 8 до 25 человек, в основном из числа способной и музыкально одаренной молодежи. На местах организовывались воскресные школы для детей, иногда и для взрослых. В некоторых местах, например, в Лодзи, в 1935 г. на базе детских воскресных школ была создана даже подростковая организация — «Юные посланники Христа».

Центром пятидесятнического движения в районах западной Украины и Белоруссии становилось село Чолница. Здесь летом 1929 г. проходили регентско-музыкальные и библейские курсы 3. Руководители пятидесятнических общин свидетельствовали о своей вере и на собраниях баптистов. В частности, пресвитер Чолницкой общины Зуб-Золотарев в течение июня 1929 г. несколько раз выступал на библейских курсах, которые проводили баптисты «свидетельствуя о крещении духом Святым» 4.

Непосредственное руководство жизнью поместных церквей возлагалось на Союзный комитет в составе тринадцати человек: Артур Бергхольц — председатель; Иосиф Черский — заместитель; Иван Зуб-Золотарев — секретарь, Даниил Комса — кассир: члены — П. Ильчук. Т. Нагорный, С. Ярмолюк, Г. Красковский, М. Вербицкий, Е. Стрелка, М. Масланчук, Р. Швухт, О. Мазало. Всепольский союз выполнял функции общего руководства, консультирования, издания духовной литературы, организации музыкально-регентского и богословского образования, а также представительства перед органами власти Польши. Вся территория, на которой действовали общины Союза, была разделена на районы, во главе которых были поставлены наиболее подготовленные руководители и проповедники. Именно в районах текла основная духовная жизнь. К 1936 г. в союзе было 15 районов, которые можно разделить на три группы:

  1. Северная группа — Белоруссия; районы: Полесский, Новогрудский, Молодечно- Вилейский, Пружано-Брестский
  2. Центральная группа — Волынь; районы: Кременецкий, Киверецкий, Степанский, Гороховский, Бродский, Дубенский
  3. Южная группа — Галиция; районы: Подволочисский, Тернопольский, Золочевский, Львовский, Перемышльский.

Евангелизационная работа приносила свои плоды. В качестве примеров можно привести ряд сообщений, опубликованных в журнале «Примиритель». Ст. Недвецкий, руководитель одной их общин в Польше, писал: «В моем районе за последние три месяца: май, июнь и июль Господь крестил Духом Святым 32 души. За это же время вступило в завет с Господом посредством водного крещения 108 душ. Трое получили исцеление: двое детей и один брат» 5.

Об открытии нового молитвенного дома в с. Быковцы сообщал Трофим Нагорный 6, а Г. Горошко — о проведенном в с. Барсуки водном крещении: «Верующих собралось на крещение много, а посторонней публики до 500 человек. Водное крещение приняли 40 душ…Радостное настроение было нарушено прискорбным прецедентом. Еще до крещения из толпы стали бросать в нас камнями и одной сестре, уже пожилой, лет под шестьдесят, камень попал в голову и ранил ее до крови. Сестра упала, сделалась тревога, полиция разогнала всю публику, сестру подняли и на подводе отвезли к доктору, который сделал перевязку» 7.

Пополнение общин происходило и за счет выходцев из других религиозных объединений. К примеру, в апреле 1930 г. в г. Пинске прошел районный съезд евангельских христиан, в котором участвовало 17 делегатов. Из них 12 человек, представлявшие до 1000 членов общин евангельских христиан, приняли решение о вступлении в Союз пятидесятников Польши 8.

Очередной, четвертый, съезд Союза христиан веры евангельской в Польше состоялся 27-28 мая 1931 г. в Кричильском районе. Присутствовало более 100 делегатов. В числе основных вопросов — расширение издательской деятельности, обращая особое внимание на выпуск песенников; увеличение тиража «Примирителя», рукоположение новых лиц на пасторское служение, переизбрание Союзного комитета. Состав союзного комитета остался почти без изменений. Лишь вместо скоропостижно скончавшегося в январе 1931 г. Г. Красковского введен был И.К. Панько, а на должность заместителя председателя — О. Мазало.

Пятый съезд Союза христиан веры евангельской состоялся 23-25 мая 1933 г., в деревне Сельцо. Он прошел с участием 12 делегатов и 34 гостей. В числе последних был президент Восточно-Европейской миссии П. Петерсон. На съезде отмечалось, что общее число членов Союза достигло более 15 тысяч верующих. Сообщалось, что за прошедшие два года было проведено 20 районных съездов, на которых обсуждались насущные вопросы духовной жизни поместных церквей. Отмечалось, что общинам приходится сталкиваться с активным миссионерством некоторых религиозных объединений — мурашковцы, сионисты, христиане в духе апостолов- единственники. Ставилась задача оберегать чистоту своего учения и оберегать паству.

В 1935 г. прошел шестой съезд Союза христиан веры евангельской в Польше. Делегаты, представлявшие польские, русские, украинские, немецкие общины, и гости, всего 150 человек, собрались 4-6 июня в Киверцах Луцкого уезда. От Восточной-европейской миссии присутствовали — П. Петерсон, Г. Шмидт. Руководил работой съезда председатель Союза А. Бергхольц. Из материалов съезда следовало, что число членов Союза достигло более 18 тысяч человек. В числе мероприятий, проведенных за отчетный период, указывались регентские курсы, курсы для учителей детских воскресных школ, издание духовной литературы, строительство молитвенных домов, организация сиротского дома в Барановичах. Сразу после съезда в Киверцах проведены были библейские курсы для руководителей поместных церквей.

Седьмой съезд Всепольского союза состоялся 24-26 сентября 1937 г. в Лодзи. Присутствовало 50 делегатов и 20 гостей. Отмечалось, что за два прошедших года было крещено 3304 человека, а Союз объединяет более 21 тысячи верующих, хотя немало братьев выехало в Южную Америку. За последние два года построены десятки молитвенных домов, приобретено помещение для детского дома в Киверцах, регулярно выходят три духовных журнала: «Примиритель» (на русском языке); «Евангельский голос» (на украинском языке) и «Пшистер (Доступ)» — на польском языке. Издаются песенники и другая духовная литература.

Согласно польскому законодательству регистрации подлежали исключительно поместные церкви. Союзу в целом польское правительство отказывало в регистрации. Не имея прав юридического лица, Союзу приходилось испытывать немало трудностей в его практической деятельности. Однако председатель Союза А. Бергхольц, выступая на этом съезде, как и во время иных своих выступлений, призывал верующих к лояльности в отношении польского государства, как в обыденной жизни, так и в службе военной. Руководителем Союза был переизбран А. Бергхольц, а его заместителем — И. Панько.

К началу Второй мировой войны на Западной Украине насчитывалось уже около 300 общин христиан веры евангельской, объединявших около 25 тысяч человек. О росте численности объединений Союза дают представления статистические сведения о проводимых в поместных церквах крещениях:

Май-июнь 1934 г. — крещено 1140 человек

Лето 1936 г. — крещено 2161 человек

1937 г. — крещено 1143 человека

1938 г. — крещено 1601 человек.

Польский союз поддерживал постоянные международные связи, окормляя общины, находившиеся в Европе. Г. Шмидт неоднократно посещал Венгрию, Австрию, Югославию, Болгарию, где присутствовал на собраниях пятидесятнических общин, выступал с проповедями, совершал крещения новых членов 9. Особое внимание уделялось общинам, действовавшим за пределами Европы, в составе которых были русские, украинцы, белорусы, в разные годы выехавшие из России и обосновавшиеся далеко от родных мест. Кроме того, руководители Союза посещали международные пятидесятнические съезды и конференции. Так, в июне 1930 г. Г. Шмидт выезжал в Англию, где проходила конференция пятидесятников, собравшая более двух тысяч человек. Одновременно по приглашению Союза входившие в его состав поместные церкви посещали видные проповедники, миссионеры, церковные работники из различных европейских стран.

Очередной, восьмой, съезд Всепольского союза был назначен на осень 1939 г.. Но начавшаяся 1 сентября 1939 г. Вторая мировая война перечеркнула все планы, нарушила связи между общинами, дезорганизовала деятельность Союза. Немало церквей в связи с воссоединением Западной Белоруссии и Западной Украины с СССР, оказалось на территории Советского Союза, и они должны были теперь действовать в новых для себя условиях. Руководитель Союза А. Бергхольц оказался на территории, оккупированной немцами. Издание журнала «Примиритель» и другой духовной литературы прекратилось.

В новых условиях трудную миссию руководства взял на себя заместитель председателя Союза И.К. Панько. Спустя год-полтора ему удалось восстановить разрушенные войной связи между общинами, наладить координацию деятельности поместных церквей. Но в июне 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз и вновь религиозная жизнь Союза была дезорганизована.

В течение короткого времени Прибалтика, Белоруссия, Украина, западные и южные области Российской Федерации оказались оккупированными. Отныне здесь устанавливался новый порядок отношений оккупационной власти с различными религиозными организациями. В основе своей он опирался на идеологию правящей Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП), указания и распоряжения фюрера Адольфа Гитлера, сводившиеся к необходимости тотальной борьбы с «церковью». Под этим термином понимались все действующие на тот момент религиозные организации, а не только какая-либо одна конкретная религиозная организация, Их место должна была занять «государственная религия» и «государственная церковь», свободные от «недостатков» христианства. По мысли идеологов партии, они должны опираться на «германско-нордическое движение», поддержку которому необходимо оказывать скрытно, постепенно внедряя присущие ему обряды не только в государственную, но и в частную жизнь граждан.

Предполагалось, что окончательная реализация нацистского плана «строительства новых религии и церкви» свершится через 25 лет. Тогда «новая» религия объявляется государственной, т.е. обязательной для всех граждан. В ней не будет духовенства, речи будут произносить только «национальные государственные ораторы», являющиеся государственными служащими. Иконы, кресты и другие предметы культа будут вынесены из храмов. Будут отвергнуты многие из христианских таинств и обрядов; запрещена Библия и иная христианская богослужебная и религиозная литература; закрыты религиозные учебные заведения. Повсюду в молитвенных помещениях будет изображена свастика. На алтарь вместо Библии положена будет «Майн Кампф», а слева от нее — меч.

Практическими проводниками религиозной политики нацистской Германии были: рейхсминистерство церковных дел (руководитель А. Керл); Главное управление имперской безопасности (Г. Гиммлер) и его IV управление (Г. Мюллер); а также и такие органы, как СД — служба безопасности СС, разведывательное управление СС и Зипо — полиция безопасности .

Применительно к оккупированной советской территории основным органом управления становилось рейхсминистерство Восточных земель, которое возглавил Альфред Розенберг — идеолог нацистской партии, непосредственно занимавшийся церковными вопросами и являвшийся руководителем внешнеполитической службы НСДАП. По мере продвижения немецких войск все далее на восток оккупированные территории отдавались под его контроль.

На министерство возлагалась задача общего руководства проведением в жизнь религиозной политики нацистов. В этих целях в министерстве была создана специальная группа религиозной политики под руководством Карла Розенфельдера. Ее сотрудники регулярно выезжали на оккупированные территории для ознакомления с религиозной ситуацией, подготавливали аналитические материалы, вносили конкретные предложения по проведению тех или других мероприятий в церковной среде. Министерство восточных территорий рейха, уделяя первостепенное внимание политике разрушения православных церквей на Украине и Белоруссии, стремилось при этом использовать и третью силу — «сектантское движение». В одном из докладов Карл Розенфельдер без обиняков заявлял: «необходимо не препятствовать, вероятно, сильно расцветающему сектантству, которое подпитывается старыми русскими сектами и долгой децентрализацией. Эти секты действуют…подобно бактериям, от которых православный блок теряет прочность. Существующие на юге Украины многочисленные и испытывающие сильное влияние со стороны местных немцев секты считаются особенно германофильскими» |0. (См. об этом подробнее: Одинцов М.И. Власть и религия в годы войны. Государство и религиозные организации в СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 2005; Шкаровский М.В. Политика Третьего Рейха по отношению к Русской православной церкви в свете архивных материалов 1935-1945 годов. Сб. документов. М., 2003.)

С последним утверждением Розенфельдера очень трудно согласиться, поскольку российские немцы были политически лояльны советскому строю и никак не ощущали себя «политической оппозицией». Но подобного рода заявления нацистских руководителей, которые не были секретом для советских спецслужб, становились «оправданием» для политики давления и репрессий в отношении российских немцев в годы войны и даже после ее окончания.

На вновь завоеванных восточных территориях создавались новые административно-территориальные образования — рейхскомиссариты. 1 сентября 1941 г. были созданы рейхскомиссариаты — «Остланд» во главе с X. Лозе и «Украина» во главе с Э. Кохом. Они, в свою очередь, делились на округа, области, районы, уезды и волости. Через эти органы управления министерство намеревалось также реализовывать свое видение церковной политики на Востоке. В стремлении взять под контроль деятельность религиозных организаций оккупационные власти при городских управах создавали отделы по руководству церковными делами. Их деятельность включала в себя подбор церковных кадров, организацию работы церквей, составление расписания церковных служб и т.п.

Анализ изданных в 1941 г. документов различных немецких ведомств, призванных непосредственно осуществлять партийную политику в отношении религии и церкви на Востоке, позволяет установить, что она подразумевала проведение следующих конкретных действий:

  • ограничение деятельности Католической, Греко-католической церквей с целью постепенной их ликвидации
  • ограничение деятельности Евангелических церквей Прибалтики, стремясь «расщепить» их на возможно большее количество самостоятельных групп
  • отказ верующим в возвращении бывшей церковной собственности до особого изучения и последующего решения этого вопроса немецкими властями
  • пресечение любых попыток политической деятельности всех церковных организаций
  • недопущение в лагеря советских военнопленных духовенства с территории Рейха, предоставляя самим военнопленным из своей среды выделять лиц, обслуживающих их религиозные потребности
  • недопущение на восточных территориях миссионерской деятельности религиозных организаций из Германии и иных сопредельных государств.

Реализации этой программы жестко контролировалась центральными партийными и государственными органами. К примеру, сразу после завершения летней кампании 1941 г. в Берлине состоялось совещание под руководством шефа Гестапо Мюллера, посвященное вопросам церковной политики на оккупированных территориях. Доклады касались положения православия на Востоке и Балканах, взаимоотношения Православной церкви с иными христианскими церквами. Общая позиция была выражена одним из докладчиков, унтерштурмбаннфюрером СС Вандеслебеном, который подтвердил, что ни о каком воссоздании в завоеванном восточном пространстве «инфицированной большевизмом» Русской церкви не может быть и речи. Предлагалось во внутренней политике на Востоке делать все, чтобы поддерживать постоянное напряжение между католическими и православными приходами, всячески поддерживать религиозные меньшинства в противовес крупным церквам, и, кроме того, максимально внедрять «достаточное количество доверенных лиц» в религиозные группы для получения информации и поддержания борьбы всех против всех.

Однако к осени 1942 г. стало ясно, что религиозное движение на завоеванной территории не вписывается в политические ожидания оккупантов, не удавалось разыграть «религиозную карту» в нужном политическом направлении. Война затягивалась, и оккупационным властям необходимо было считаться с религиозными объединениями как долговременным фактором внутриполитической ситуации на Востоке. С одной стороны — надо было найти более эффективные способы и формы «включения» религиозных организаций в политическую поддержку властей. С другой — в отношении к ним необходимо было проявлять большую публичную лояльность и терпимость. Конечно, то была вынужденная, в силу складывающихся военно-политических обстоятельств, терпимость.

От своих планов окончательного решения религиозного вопроса Гитлер не отказывался, и в общении с близкими ему людьми неоднократно проговаривался: «Величайший ущерб народу наносят священники обеих конфессий . Я не могу им теперь ответить, но все заносится в большую записную книжку. Придет час, и я без долгих церемоний рассчитаюсь с ними. В такие времена мне не до крючкотворства. Решающую роль играет вопрос, целесообразно это или нет. Я убежден, что через десять лет все будет выглядеть по-другому. Ибо от принципиального решения нам все равно не уйти…Но для этого необходима некая опора(Имеются в виду Католическая и Протестантские церкви Германии.)» . Нет сомнений, что речь идет вновь и вновь о планах создания «новой религии» и «новой» государственной церкви, которые будут установлены в Третьем Рейхе и на территориях побежденных стран, и что для национальных церквей означало одно — уничтожение.

В Белоруссии, которая вместе с Прибалтикой входила в рейхскомиссариат Остланд, оккупационные власти также вели политику кнута и пряника в отношении протестантских церквей.

На территории Западной Белоруссии центром пятидесятнического движения становится г. Барановичи, куда из Вильно переехал один из руководителей христиан веры евангельской И.К. Панько. Хотя и не сразу, но все же ему удалось наладить контакты между всеми руководящими служителями, образовать общее руководство церквами, во главе которого он и был избран.

Отношения с оккупантами складывались трудно. Было известно, что в Германии фашисты преследовали пятидесятников, закрывали их молитвенные дома, разгоняли собрания, отправляли в концлагеря руководителей. Многие пятидесятники вынуждены были, чтобы избежать репрессий, официально перейти в состав баптистских общин, по отношению к которым немцы были более лояльны. В этих условиях особых надежд на легализацию пятидесятнических общин в Белоруссии не было.

Руководители пятидесятничества смогли связаться с одним из лидеров пятидесятничества в Германии Густавом Шмидтом с просьбой дать совет, как им быть в новых политических условиях. В октябре 1942 г. пришел ответ, в котором содержался совет пятидесятническим объединениям Белоруссии и Украины присоединиться к баптистам (См.: Документ № 2. С. 118-119). Такая рекомендация для условий Германии была, вероятно, оправдана. Но белорусским служителям такой выход не казался единственно возможным, хотя некоторые общины так и поступили. Руководители пятидесятнических общин решили обратиться к оккупационным властям в Белоруссии с просьбой о признании своего самостоятельного религиозного центра и о разрешении на открытие пятидесятнических общин. Как ни странно, но просьба была удовлетворена. (Это же относится и к пятидесятническим общинам на Украине.) Пятидесятнический центр был зарегистрирован в 1943 г. в качестве «Консистории церкви христиан веры евангельской». Местом его расположения был признан город Барановичи, а И.К. Панько стал именоваться немецкой администрацией «епископом». Лояльность пятидесятнических общин к оккупационным властям была делом вынужденным и казалась исключительно соблюдения внешних правовых норм их организации и церковной деятельности. И верующие, и руководители всячески сторонились каких-либо политических заявлений и действий, которые можно было бы расценить как поддержку оккупантов. Среди членов общин распространены были патриотические настроения . К примеру, служитель С. Недвецкий прямо говорил в своих проповедях, что власть фашистов скоро кончится и Советская армия вернется. Весной 1943 г. по доносу предателя он был арестован и расстрелян в Вилейской тюрьме.

Документ № 2

Письмо Г. Шмидта руководителям пятидесятнических обществ в Белоруссии и на Украине

4 октября 1942 г.

Дорогие в Господе братья!

После двух с половиной лет, опять разрешено мне впервые быть в Дицманштадте и иметь с детьми Божьими общение, чего давно уже желало мое сердце.

Это письмо я пишу в доме брата Бергхольца, который, к сожалению, во время моего прибытия не был дома, но, благодаря чудному Божьему водительству, неожиданно получил отпуск и на прошлой неделе приехал домой.

Здесь я получил сведения о вашей жизни и сердечно возблагодарил моего Господа за то, что по благодати Своей он помог вам выдержать бури сего времени. Однако некоторое число братьев и сестер отошли в вечность и находятся в обители Господа, где нет страданий, слез и где не существует уже больше разлуки.

Вы уже, конечно, слышали о той скорби, которую я ради Евангелия должен был перенести, за то я испытал также и верность моего Господа, когда чудесное и блаженное присутствие Бога становилось для меня с каждым днем все дороже и реальнее. И теперь я люблю моего Спасителя больше, нежели перед тем. Аллилуйя!

К сожалению, немецкое правительство не признает движения евангельских христиан пятидесятников, и все общины, которые оно признало пятидесятническими, закрыло.

Те же общины, которые своевременно присоединились к союзу баптистов, могут беспрепятственно работать далее. Но при этом, однако, были поставлены известные ограничения, которым все эти общины должны подчиняться, именно:

  1. Так называемые хоровые молитвы,
  2. Неизвестные языки, запрещены в открытых общих публичных собраниях.

Что касается этих двух пунктов, я, будучи знаком с движением пятидесятников во многих странах, могу сказать, что во всех благоустроенных общинах пятидесятников всего мира предостерегается порядок, который общепринят во всех христианских общинах, а именно: не молятся все или многие громко и одновременно, а так, как я это и на моих библейских курсах подчеркивал — один за другим.

Что же касается неизвестных языков, то в сотнях собраний, в которых я вместе с белорусскими и украинскими верующими прежней Польши принимал участие, в общих собраниях говорили неизвестными языками очень редко, т.е. там поступают так, как это принято во всем мире, а именно: не говорят неизвестными языками в общих собраниях, а молятся на них в закрытой комнате благочинно, как это указывает апостол Павел в I. Кор. 14,2; 14,15; в членских собраниях говорят неизвестными языками и только тогда, когда Дух дает определенные указания, причем, однако, сказанное должно быть при помощи объяснения сделано общим совершенно вразумляемым.

Посему благословение может быть вызвано служением дарами только таких детей Божиих, которые в своем освящении достигли высшей степени.

В противном случае не будет, к сожалению, никакого благословенного действия даров, а, наоборот, как это часто бывает, будет вызван только большой соблазн и сомнение относительно духовных даров.

Ввиду того, что эти два пункта не являются фундаментальными устоями христианской веры, и так как движение пятидесятников, в общем, давно уж в соответствии с этими условиями и применительно к ним поступает. Я вам советую, чтобы вы присоединились к союзу баптистов, пока еще есть возможность, чтобы таким образом ваши общины могли устоять далее, и дабы вы могли и впредь приводить души ко Христу. Иначе ваши общины и собрания будут наверно закрыты, а овцы останутся без пастырей и без пищи, и рассеются, как это было уже во многих случаях в Германии.

Мы вступаем теперь в такой период времени, когда никто не смеет состязаться или спорить относительно второстепенных пунктов вероучения, но когда мы все должны объединиться по линии плана спасения, данным нашим Господом, и указывающим нам: на возрождение, исполнение Духом, освящение, святую жизнь, спасение душ и близкое пришествие Господа.

Наша община в Данциге уже три года тому назад вошла в состав союза баптистов, и наши собрания благословляются Господом. В своей деятельности мы не имеем никаких препятствий. Итак, присоединяйтесь и вы к этому же союзу и трудитесь для Учителя доколе день, ибо вот приходит ночь, когда никто не может делать.

Мне неизвестно, буду ли я еще когда-нибудь иметь радость в жизни увидеть вас лицом к лицу и посему постоянно прошу и умоляю Господа, чтобы Он дал вам сил следовать Ему в вечность, дабы мы могли еще встретиться у престола Божия, когда Он нас позовет к Себе.

Я поручаю вас благодати Божией и сердечно вас приветствую. Приветствую также всех братьев и сестер, с которыми мы кровью Иисуса связаны в Его любви.

О Господе преданный брат, который искренно всех вас любит

Густав Шмидт

ГА РФ. Ф. Р.- 6991. Оп. 4. Д. 9. Л. 200-200об.

—————

Церковная политика на территории Украины вплетена была в общую линию политики Германии в отношении настоящего и будущего Украины. О том, какими они виделись, можно сделать вывод из откровенных и циничных высказываний Эриха Коха на одном из совещаний чиновников рейхскомиссариатства: «Если этот народ работает по 10 часов в день, тогда он должен работать 8 часов на нас. Все сентиментальные возражения не должны приниматься во внимание. Этим народом должна управлять железная власть, чтобы он нам сейчас помог выиграть войну. Мы освободили его не для того, чтобы осчастливить Украину, а чтобы обеспечить для Германии жизненное пространство и свою продовольственную базу» |2. Безусловно, в публичных высказываниях религиозная политика оккупационной власти представлялась населению совсем в другом виде. Так, в первую годовщину начала вторжения немецко-фашистских войск в Советский Союз, имперский комиссар Украины Э. Кох в директиве руководителям СС и полиции писал: «На Украине, точно так же, как и в Германии, каждый может верить по-своему. Нами допускается любая религия и любое церковное направление, если оно лояльно к германской администрации и обнаруживает готовность содействовать созданию положительного настроения среди населения и не делать ничего, что способствовало бы отрицательным тенденциям. Разногласия церковных направлений между собой, а именно в религиозных вопросах, нас не интересует. Мы желаем только, чтобы полемика по этим вопросам не распространялась среди мирских масс, потому что она способна нарушить гармонию, необходимую для общего строительства» |3.

На Украине ситуация в пятидесятническом культе развивалась следующим образом. Г.Г. Понурко — руководитель пятидесятнических общин, вернулся из заключения домой в мае 1941 г. Спустя месяц началась война. В связи с эвакуацией многие члены христиан веры евангельской покинули родные места, церкви перестали действовать. Понурко удалось в этих тяжелейших условиях наладить общение между оставшимися общинами и скоординировать их деятельность. Для легализации Союза общин он подал заявление в оккупационные власти о разрешении деятельности Всеукраинского союза христиан евангельской веры. Понурко был вызван на личный прием к гебитскомиссару, которого заставило принять положительное решение известие о том, что Понурко просидел за веру в советских тюрьмах 9 лет. Сотрудниками Понурко по налаживанию духовной жизни в Центральной и Восточной Украине стали Д.И. Пономарчук и А.И. Бидаш.

В октябре 1942 г. в Днепропетровске состоялся съезд представителей церквей Днепропетровщины, который носил подготовительный организационный характер. Для окончательного решения вопроса о воссоздании центра намечено было проведение съезда в г. Пятихатка. Он открылся 1 ноября 1942 г. С докладом «О состоянии бывшего Союза христиан евангельской веры, а также его церквей за последние 15 лет» выступил Понурко. Съезд провозгласил воссоздание союза христиан евангельской веры. Руководящий совет возглавил Г.Г. Понурко, признанный немецкими властями «епископом» «Епископальной церкви христиан евангельской веры». Ее центр — «Епископальная коллегия» располагался в г. Пятихатка. В 1942 г. союз объединял около 300 пятидесятнических церквей.

Следующий общеукраинский съезд проходил 1-2 сентября 1943 г. в Днепродзержинске. На нем был принят Устав союза церквей. Еще один съезд в условиях оккупации был созван 20 мая 1943 г. в Александрии в Кировоградской области. В том же, 1943 г., была попытка созвать съезд в г. Николаеве, но оккупационные власти не разрешили. Они настаивали, чтобы пятидесятники, как и в Германии, объединились вместе с баптистами. Вопрос этот обсуждался в поместных церквах пятидесятников, евангельских христиан и баптистов Украины. Д.И. Пономарчук и Г.Г. Понурко обращались с этим к 6-му Всеукраинскому съезду христиан-баптистов. Возглавлявшие его H.H. Мельников и Д.Д. Шаповалов намечали даже специальную встречу, которая, к сожалению, из-за обстоятельств военного времени не состоялась. Таким вопрос об объединении не нашел на тот момент окончательного решения. Немцы же продолжали настаивать на объединении. После отказа сделать это, пресвитер Николаевской церкви Ф. Шерстюк и некоторые верующие были арестованы Гестапо. Их освободили уже советские войска.

На Западной Украине к оккупантам добавилась и еще одна беда — формирования украинских националистов-бендеровцев, которые активно вели борьбу и с христианами веры евангельской. Ряд служителей церкви был убит Службой безопасности националистов.

Таким образом, можно говорить, что в условиях развязанной нацистами Второй мировой войны, приведшей к дезорганизации деятельности Всепольского союза христиан веры евангельской, а затем и в годы немецкой оккупации советских Белоруссии и Украины, пятидесятническим общинам на территории Украины и Белоруссии, хотя и не в прежних масштабах, но все же в целом удалось восстановить организационные связи, открыть молитвенные дома и возобновить деятельность ранее закрытых собраний.

ПРИМЕЧАНИЯ

1                 Примиритель. 1930. № 1. С. 1-3.

2Примиритель. 1930. № 3. С.18.

3Примиритель. 1929. № 2. С. 1.

4Примиритель. 1929. № 2. С. 26.

5Примиритель. 1930. № 8. С. 63.

6 Примиритель. 1930. № 12. С. 93.

7Примиритель. 1929. № 2. С. 26.

8Примиритель. 1930. №5. С. 33-34.

9Примиритель. 1931. № 8. С. 65,74.

10 Цит. по: Шкаровский М.В. Политика Третьего Рейха по отношению к Русской православной церкви в свете архивных материалов 1935-1945 годов. Сб. документов. — М„ 2003. С. 293.

11               Пикер Г. Застольные беседы Гитлера. Смоленск, 1993. С. 78.

12               Цит. по: Шкаровский М.В. Указ. Соч. С. 307-308.

13               Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 125. Д. 251. Л. 12.

М.И. Чернов

Реклама
Запись опубликована в рубрике Беларусь, Документы, История, Книги, Украина. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s