Интервью Бориса Перчаткина для газеты "Диаспора"


Страницы истории Двадцатилетие исхода 11 октября в помещении Green River Community College в Сиэтле (штат Вашингтон) прошло юбилейное служение, посвященное 20-летию начала исхода верующих из СССР и 45-летию начала борьбы за право на исход.

Организатором этого юбилейного мероприятия стала Ассоциация бывших узников совести в СССР, председателем которой является известный служитель, правозащитник и автор бестселлера о гонениях христиан в советское время «Огненные тропы», пастор русской церкви в Сиэтле Борис Перчаткин. Наш корреспондент Геннадий Ситницкий взял у него интервью.

Корр: В 1963 году в СССР верующие христиане во главе с Василием Патрушевым и Фёдором Сиденко начали деятельность по защите церкви от преследований и права свободы эмиграции по религиозным мотивам. А уже в 1965 г., после жестоких пыток в застенках КГБ, став инвалидами, они были этапированы в политлагеря.

5 августа 1988 года, после доклада Бориса Перчаткина в Конгрессе США, был принят Закон об эмиграции в США по религиозным мотивам. Эта дата и считается официальным началом массового исхода верующих из СССР.

Пастор Борис Перчаткин известен тем, что пережил страшные гонения за веру и за правозащитную деятельность во время Советского Союза, а после, эмигрировав в Америку, продолжил свою деятельность по защите прав верующих в СССР. Во многом благодаря его деятельности стала возможной массовая эмиграция протестантов из стран СНГ в США.

— Борис Георгиевич, прошло 20 лет с этой важной даты в истории правозащитного движения верующих. Расскажите, как вам удалось добиться права для сотен тысяч верующих на этот исторический исход из СССР?

— Это был долгий и тернистый путь. Ведь в истории ещё не было периода, когда какое-либо государство объявляло войну Богу. В связи с этим нет ни одной семьи потомственных протестантов, не пострадавшей от коммунистических репрессий. Из поколения в поколение передавался пример этого поистине настоящего подвига веры.

Но именно сорок пять лет назад Бог начал войну за свой народ, и этот период выпал Божьей милостью на нашу долю. Никто не знал тогда, сколько потребуется отдать лет, десятилетий, жизней и здоровья в этой борьбе. Лишь в 1988 году, после тяжелейших испытаний, мы получили право быть свободными людьми в свободной стране.

Об этом надо помнить, это надо знать, это наша история. Ведь наше право быть здесь оплачено тюрьмами, ссылками, лагерями, слезами, кровью и даже жизнью многих наших братьев и сестёр.

— Борис Георгиевич, расскажите о том, как прошли юбилейные торжества в Сиэтле, кто принял в них участие.

— Программа юбилейных торжеств состояла из двух частей. Первая — молитвенно-официальная. Вторая — музыкальная под названием «Таланты для Христа». В первой приняли участие и выступили старший епископ Аркадий Дударев, епископ Валентин Кизь, бывший узник ГУЛАГа Василий Шилюк, прибывший к нам из Лондона, известный писатель Константин Преображенский, священник и соратник невинно убиенного в 1990 г. священника Александра Меня Глеб Якунин, епископ Винницкой области Украины Николай Ромащук, а также много других участников борьбы за право на исход из СССР.

Во втором отделении юбилейных торжеств с христианскими песнями прославления выступили композитор и гитарист Андрей Бакай, певица Светлана Таровитая, поэт, музыкант и композитор из Белоруссии Дмитрий Даукш, певица из Молдовы Виктория Березовская и многие другие христианские поэты, музыканты, исполнители.

Но, увы, наши юбилейные торжества были не столь многочисленны, как они того заслуживают. Ведь только на западном побережье США проживают более трёхсот тысяч верующих, которые именно благодаря этим датам получили право быть здесь. В зале же присутствовало немногим более двухсот человек, и, видимо, вот почему.

Начали мы подготовительно-информационную кампанию примерно за полтора-два месяца. Напечатали плакаты, буклеты, листовки. Распространили их в славянских церквях и магазинах. И к своему удивлению скоро начали замечать, что они куда-то пропадают. А уже скоро сами заметили, как следом за нами ходят какие-то люди старшего возраста и демонстративно срывают наши информационные юбилейные плакаты и объявления и, более того, умудряются даже на них печатать свой, нужный им текст.

Мы начали звонить в церкви с информацией об этих юбилеях, и что нас ещё больше удивило, так это реакция отдельных пастырей. Некоторые из них просто запретили нам давать объявление о предстоящем событии.

Если бы мне такое сказали лет тридцать назад, когда я был в лагерях за веру Христову, я бы не поверил, что такое может быть среди верующих. А ведь многие из нас гнили в большевистских лагерях, тюрьмах и за то, чтобы такие «верующие» оказались здесь и даже стали пасторами.

— Как вы объясняете такую позицию некоторых пасторов?

— Вы знаете, четыре года назад, когда мы впервые в Сиэтле проводили встречу бывших узников совести, то за два дня на мероприятии побывало 12 тысяч человек. Тогда нас поддерживали, нас понимали, наши информационные листки никто не срывал.

Теперь же ситуация другая. Всё это объясняется очень просто. Когда только начиналась борьба с советским режимом за религиозные права верующих, нас было не так уж много. Страдать за веру далеко не каждый был готов. Ведь была альтернатива — сотрудничество с безбожными большевистскими властями, притом получая от них определённые льготы.

Поэтому тогда были и такие, которые играли на руку властям, служили им, а те в свою очередь, частенько ставя их в пример, говорили нам, верующим- правозащитникам: «У вас что, Библия другая? Вот те и те с нами сотрудничают, а вы нет. Мало того, клевещете на советскую власть. А вот ваши братья в церквях, в отличие от вас, отмечают все советские праздники».

Так вот, те «наши братья», которые ещё там делали нам вред, теперь делают это и здесь. Одни из них оказались здесь раньше нас, другие чуть позже. Споенные грехом предательства, неверности перед Богом, перед Евангелием, они очень боятся того, что мы, проводя какое-то мероприятие, начнём рассказывать о том, как всё было и кто был кто. Они боятся, как бы их прошлое не всплыло, чтобы верующие о нём не узнали. Более того, они переписывают нашу историю и пытаются оторвать от нее молодёжь.

Нас, тех первых, осталось не так уж много. Уйдут в вечность оставшиеся — и всё, вопросов не будет. Уже никто, как они наивно надеются, не спросит их о том, а что ты там делал, чем занимался, на каких позициях был, и почему мы теперь тебя обязаны содержать.

Поэтому, боясь правды, некоторые пастыри и заняли такую позицию. Именно все эти «известные лица» и заинтересованы в забвении истории нашего исхода. Вот почему всё делается против нас, первых узников за веру. Но я знаю: Божья правда восторжествует.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Борис Перчаткин, Интервью, КГБ, Об эмиграции, СССР, Сиатл, Соратники. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s